Столица Германии столкнулась с беспрецедентной проблемой. Один из центральных парков Берлина, расположенный в оживлённом и модном районе Кройцберг, стал настоящей «серой зоной» и точкой притяжения для торговцев наркотиками. Ввиду неспособности властей как на городском, так и на федеральном уровне пресечь проблему на корню, администрация парка решила вручную разметить специальные зоны, за пределы которых драгдилеры не имеют права выходить, чтобы не тревожить рядовых посетителей парка. Городские власти назвали этот шаг отчаяния «капитуляцией правового государства», однако мер борьбы с нелегальной торговлей наркотиками не предложили.


Зелёный и тенистый Гёрлитцер-парк превратился в одну из главных точек по продаже наркотиков в Берлине. Причём дилеры фактически открыто предлагают там не только коноплю, которая разрешена в ФРГ для медицинского использования, но и вещества «потяжелее»: мет, гашиш и даже кокаин. Посетители парка, лишь только ступив на его территорию, буквально оказываются атакованы. Молодые люди, как правило африканского происхождения, обращаются с вопросом: «Wanna smoke something?»

Причём эту проблему, как оказалось, невозможно решить силовым или юридическим путём. Главная причина заключается в том, что, как правило, дилеры прячут товар в укромных местах, известных только им — дуплах деревьев, за бордюрными камнями и т.п. С собой у них, зачастую, лишь несколько граммов марихуаны. Напомним, что в ФРГ каннабис официально разрешён для медицинских целей (по рецепту), а имеющаяся на руках доза примерно в пять граммов (в зависимости от федеральной земли) не является уголовно наказуемым преступлением.

Jens Kalaene/ZB/Global Look Press

При этом драгдилеры в основном рекрутируются из беженцев. Многие из них даже не имеют легального статуса в стране. Поэтому после ареста одного на его место сразу же приходят новые кандидаты. Как замечают немецкие СМИ, нередко сами «чёрные транспортировщики», организующие нелегальную переправу мигрантов из Африки в Европу, вербуют людей именно для продажи небольших порций наркотиков в европейских столицах, в частности в Берлине. По признанию самих полицейских, за этими мелкими торговцами стоят крупные кланы, и расправиться с таким разгулом криминала за относительно короткий срок — задача невыполнимая.

Несмотря на то что с 2017 года МВД Германии повысило уровень присутствия полицейских в Гёрлитцер-парке, ситуация пока крайне далека от своего решения. Фактически администрация парка осталась один на один с проблемой. Именно поэтому недавно управляющий зоной отдыха Ченгриз Демирчи в отчаянии попросту взял баллончик с розовой краской и расчертил сектора, в пределах которых должны находиться дилеры, чтобы не отпугивать и не стеснять гуляющих на остальной территории парка.

Jens Kalaene/ZB/Global Look Press

Эта мера, которую власти города назвали «абсолютно несогласованной», вызвала волну критики в политических кругах. Ряд политиков и экспертов посчитали это фактической легализацией наркоторговли в отдельно взятом парке, а некоторые и вовсе назвали это «капитуляцией правового государства». А, к примеру, сенатор Берлина по вопросам внутренних дел Андреас Гайзель расценил это как выпад против властей. Парламентарий убеждён, что полиция делает достаточно для преодоления криминальных проявлений в городских парках, поэтому нет необходимости в преднамеренной демонстрации якобы неспособности города справляться с подобными вызовами.

При этом местные жители уже воспринимают наркоторговцев как неотъемлемую «часть ландшафта», отмечая их дружелюбность и неагрессивность. Тем не менее кейс Гёрлитцер-парка является одним из локальных проявлений глобальных проблем характерных для всего Евросоюза в целом — массовой нелегальной миграции, провоцирующей развитие чёрных рынков контрабанды людей и наркотиков, несовершенство европейского миграционного законодательства, а также растерянности и пассивности правоохранительных органов. Поэтому Гёрли, как называют его сами берлинцы, обречён ещё долго оставаться «особой зоной» немецкой столицы. Ведь не справившись с главной причиной, невозможно бороться с её следствием.