Последние два года венгры и так живут в режиме чрезвычайного положения, которое стало для них уже в каком-то роде привычным образом жизни. Первоначально правительство Виктора Орбана ввело режим ЧС из-за пандемии коронавируса, а начиная с 25 мая этот режим стал «двуслойным» или даже «трехслойным»: теперь власти ввели особые меры для того, чтобы справиться с притоком беженцев с Украины и с энергетическим кризисом. По мнению многих экспертов, консервативному премьер-министру Венгрии просто очень понравилось управлять страной, не будучи ограниченным различными демократическими условностями.

Виктор Орбан, который возглавляет правительство Венгрии с 2010 года, является феноменом для страны — члена Евросоюза. В ЕС очень любят клеймить белорусского лидера Александра Лукашенко, называя его «последним диктатором Европы». Венгерский же премьер-министр вполне может претендовать на неформальный титул «первого диктатора в Европейском союзе».

Сам себе указчик

Не совсем типичное для в основном беззубых и пресных европейских политиков поведение Орбана постоянно приводит к конфликтам между Будапештом и Брюсселем, а также к двусторонним трениям с соседними странами.

Объявляя накануне о введении еще одного чрезвычайного положения (предыдущее истекает 1 июня), Орбан использовал почти те же формулировки, какими он оправдывал введение режима ЧП два года назад. Только теперь премьер ссылался не на коронавирус, а на боевые действия на Украине, которым, по его словам, «не видно конца».

Это подвергает нашу физическую безопасность постоянному риску, угрожает энергетической безопасности страны и финансовому положению наших семей. Режим ЧП даст властям возможность действовать оперативно для защиты Венгрии и венгров от любых угроз, — заявил Орбан.

Мариуполь, УкраинаФото: Komsomolskaya Pravda/Global Look PressМариуполь, Украина

Во вторник, 24 мая, национальный парламент, где возглавляемая Орбаном партия Fidesz имеет конституционное большинство, принял пакет законов, которые дают главе правительства право управлять страной в ручном режиме и без оглядки на сам же парламент. Это предусмотрено в тех случаях, если республике угрожает военный конфликт и гуманитарный кризис, причем не только собственно в Венгрии, но и в соседних с ней государствах.

Понятно, что закон писался конкретно под ситуацию на Украине, которая уже «снабдила» Венгрию несколькими сотнями тысяч беженцев (среди которых тысячи весьма нелюбимых мадьярами цыган). С 25 мая исполнительная власть получает возможность издавать указы без одобрения законодателей. Каждый такой указ имеет силу в течение 15 дней с момента издания, но может по истечении «срока годности» продлеваться неограниченное число раз.

Пока еще венгерская оппозиция имеет возможность протестовать против того, что лидер Союза гражданских свобод Венгрии Эмеш Пастор назвал «новой нормальностью».

Когда «чрезвычайные меры» вводятся одна за другой, они перестают быть чрезвычайными и превращаются в новую норму. Эта новая норма угрожает фундаментальным правам венгров, снижает полномочия парламента, — заявил он.

Венгерский премьер давно воспринимается в ЕС и НАТО как классический l'enfant terrible, которого, не находись его страна в этих западных объединениях, остальные европейские лидеры вполне могли бы отнести в тот же лагерь, что и Александра Лукашенко и Владимира Путина (в симпатиях к которому Орбана подозревают). А так к Виктору Орбану приходится применять известное определение «Он хоть и сукин сын, но он наш сукин сын».

Президент России Владимир Путин (справа) во время совместной пресс-конференции с премьер-министром Венгрии Виктором ОрбаномФото: Alexei Druzhinin/ZUMAPRESS.com/Global Look PressПрезидент России Владимир Путин (справа) во время совместной пресс-конференции с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном

Особая позиция Будапешта по многим вопросам, которая постоянно «портит праздник» всему Евросоюзу, еще сильнее вошла в диссонанс с единой линией ЕС после начала конфликта на Украине. Венгрия непрерывно вставляет палки в колёса объединенной Европе, тормозя принятие радикальных мер против РФ или вынуждая ЕС смягчать антироссийские санкции.

Так, в минувший понедельник Орбан призвал главу Совета Европы Шарля Мишеля снять с обсуждения вопрос о запрете закупок российской нефти. Эти санкции внесены в повестку саммита ЕС, намеченного на 30–31 мая.

Венгерский премьер ссылается на то, что его страна без российских энергоносителей окажется в катастрофическом положении, а ЕС не предлагает Будапешту равнозначной финансовой компенсации (там приводят цифру порядка €15–18 млрд). Орбан назвал такие санкции «атомной бомбой» под национальную экономику.

Уговорить неуступчивого политика не смогла даже глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, встречавшаяся с ним в начале мая. Более того, Орбан недавно повторил, что происходящее на Украине и антироссийские санкции Евросоюза в равной степени ведут к экономической катастрофе и резкому росту цен на всё.

Черная кошка у красной черты

Несмотря на то что шаги Виктора Орбана как внутри страны, так и в отношениях с партнерами по ЕС заметно выбиваются из общеевропейского мейнстрима, не следует преувеличивать его «оппозиционность», как это делают многие российские политологи или европейские таблоиды, призвала NEWS.ru эксперт по европейской политике Надежда Арбатова.

Называть Орбана чуть ли не марионеткой Владимира Путина — это искать черную кошку, которой нет. Да, Орбан больше националист, чем «европеист», но это ни в коей мере не означает, что Венгрия под его руководством дрейфует от ЕС и НАТО к России. Это означало бы выдавать желаемое за действительное. Орбан сколько угодно может пикироваться с Брюсселем, но в итоге Будапешт поддержал все предыдущие пять пакетов антироссийских санкций, и нет сомнений, что поддержит, пусть с оговорками, и шестой пакет.

Надежда Арбатова завсектором Центра европейских исследований ИМЭМО РАН

Президент России Владимир Путин (слева) беседует с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном во время пресс-конференции после их встречи в БудапештеФото: Attila Volgyi/XinHua/Global Look PressПрезидент России Владимир Путин (слева) беседует с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном во время пресс-конференции после их встречи в Будапеште

Виктор Орбан лично встречался с президентом РФ Владимиром Путиным 11 раз (в основном для обсуждения поставок энергоносителей), что раздражало Брюссель и бесило Киев. Но это говорит лишь о прагматичности венгерского премьера, который умеет торговаться «и с нашими, и с вашими». О том, что Орбан ни в коем случае не является пророссийским политиком, а действует исключительно в интересах Венгрии, говорит хотя бы то, что поводом для продления своих чрезвычайных полномочий он назвал «постоянную российскую угрозу».

То же самое, по мнению эксперта, касается обвинений Орбана в авторитарных поползновениях. Орбан в начале апреля возглавил правительство в четвертый раз подряд, став одним из самых «долгоиграющих» руководителей в странах ЕС. Тем не менее, подчеркивает Арбатова, он не переходит некую условную красную черту, которая негласно отделяет пусть непоседливого, но «своего сукина сына» от чуждого европейским ценностям политика.

Если бы Евросоюз счёл, что венгерский премьер в самом деле делает нечто, что противоречит базовым ценностям демократии, там бы нашли способы поставить его на место. Достаточно вспомнить, как жестко ЕС отреагировал в прошлом году на решение польских властей о приоритете национальной юрисдикции судов. Выгнать страну из ЕС в Брюсселе не могут, нет такого механизма. Но наказать финансово, и очень болезненно, там в силах, как и показал случай с Польшей, — напоминает Арбатова.

Какие первые шаги в рамках нового режима ЧП предпримут власти Венгрии, станет известно в ближайшее время. Но, скорее всего, полагает политолог, не случится ничего особо драматического: слова об «опасном положении» звучат куда страшнее, чем это положение является на самом деле.