Боевики нацбатальона «Азов» в Мариуполе уступали свои позиции украинским морпехам, из-за чего те несли большие потери, передаёт РИА Новости показания пленного командира 36-й бригады морской пехоты ВСУ полковника Владимира Баранюка. По его словам, у украинских военных не было возможности высказывать свои претензии, им приходилось занимать те районы, откуда уходили «азовцы», и вставать в невыгодное положение, где их манёвренность была ограничена.


Они («азовцы». — NEWS.ru) просто уходили из тех районов, где они выполняли задачи, соответственно, нам приходилось занимать эти районы, чтобы нас не обошли с фланга. <...> Они оголили наши ряды и заставили наши подразделения идти на разрыв, встать в тактически невыгодное положение и нести большие потери личного состава, техники <...> Это привело к большой численности гибели личного состава и к такому положению, что наша манёвренность была ограничена, мы были полностью скованны боевыми действиями, — пояснил он.

Высший командный состав 36-й бригады морской пехоты ВСУ попал в плен в Мариуполе после попытки покинуть завод «Азовмаш», расположенный северо-западнее «Азовстали». Баранюк и начштаба 36-й бригады морской пехоты ВСУ Дмитрий Кормянков дали показания в одном из пунктов на территории ДНР об обстоятельствах их захвата и ведения ими боевых действий.

Ранее Баранюк рассказал о том, что обороной Мариуполя и военными руководил командир бригады Нацгвардии, куда входит полк «Азов». Такой порядок вещей он назвал странным, потому что «обычно всё наоборот».

Комбриг ВСУ добавил, что украинские военные не могли высказывать претензии и контактировать с «Азовом», потому что это другое ведомство. Боевики, по его словам, могли только докладывать непосредственному начальнику об изменении тактической обстановки, а он уже принимал решения о разворачивании подразделений по флангам.

Баранюк заявил, что в конце апреля у заблокированных на «Азовмаше» украинских военных не осталось боеприпасов. Киев обещал прислать помощь и отряды деблокации, однако власти не сдержали обещание, в связи с чем морпехам пришлось покидать завод самостоятельно и прорываться к украинским военным, из-за чего высший командный состав 36-й бригады морпехов ВСУ и попал в плен.