18+
Колин Пауэлл без пробирки
Мнение

Колин Пауэлл без пробирки

Скончался, возможно, последний из американских политиков, который вёл уважительный диалог с Россией
12:28, 19 октября 2021
Фото: Zuma\TASS
Google News

Читайте нас в Google Новости

Смерть бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла — одного из самых узнаваемых мировых политиков начала XXI века, вернула российских политиков, дипломатов и СМИ к драматичным событиям двадцатилетней давности, во многом предопределившим ситуацию в мире на многие годы вперёд.


Всё познаётся в сравнении. В условиях нынешнего противостояния с США, прерывающегося редкими моментами подобия оттепели, вроде летней встречи президентов Путина и Байдена в Женеве и недавнего визита в Москву Виктории Нуланд, уход Колина Пауэлла заставил вспомнить о другой эпохе. О том времени, когда мы не только всё дальше расходились с Америкой, но и парадоксальным образом по инерции 90-х всё ещё делали шаги навстречу друг другу. Чего стоит только известный взгляд президента Буша в глаза президента Путина, в которых он на встрече июня 2001 года в Любляне увидел русскую душу.

Восходящая звезда американской политики, герой войны 1990–1991 годов в Персидском заливе, пятизвёздочный чернокожий генерал Колин Пауэлл на тот момент находился в кресле госсекретаря уже целых полгода. Его приход в новую команду в Белом доме стал, пожалуй, самым заметным кадровым назначением нового президента США. Учитывая харизматичность Колина Пауэлла, в нём уже тогда политики и эксперты в Вашингтоне видели потенциального кандидата на пост будущего главы государства.

Колин ПауэллКолин ПауэллВладимир Вяткин/РИА Новости

В длинном послужном списке Колина Пауэлла до его прихода на должность руководителя внешнеполитического ведомства были не только участие в операции по наказанию агрессора-Ирака, напавшего на крошечный, сказочно богатый углеводородами Кувейт, но и даже работа чиновником Министерства энергетики в конце 70-х годов прошлого века. По этой причине он не мог не понимать и важный экономический аспект ближневосточной операции США против Ирака, которую проводил ещё Джордж Буш — старший. Для Вашингтона, демонстрировавшего показную решимость наказать режим Саддама Хусейна, важно было при этом выполнить две задачи — снизить непомерно взлетевшие в начале 90-х цены на энергоносители и создать плацдарм для защиты интересов американских компаний в Персидском заливе.

Тем не менее в российском информационном пространстве бывший госсекретарь США сегодня воспринимается как один из главных «ястребов» в команде Джорджа Буша — младшего. Как идеолог и архитектор второй иракской войны, ассоциирующийся со знаменитыми пробирками, которыми он тряс, выступая в Совете Безопасности ООН в феврале 2003 года, доказывая якобы имевшие место работы по созданию Багдадом биологического оружия. В то время как вся эта история про иракскую сибирскую язву была чистой липой.

Демонстрация миру тех самых пробирок, которую он провёл в ооновском небоскрёбе на Ист-Ривер, воспринимается многими сегодня как американский приговор Саддаму, который якобы вынес генерал-госсекретарь Колин Пауэлл — плоть от плоти американской военщины на высшем дипломатическом посту.

Между тем представления о Пауэлле как о «ястребе» и «поджигателе войны в Ираке», тиражируемые теми, кому в эти дни пришлось спешно лепить свои заметки о бывшем госсекретаре США по «Википедии», верны с точностью до наоборот.

Во-первых, в команде Джорджа Буша — младшего Колин Пауэлл был не «ястребом», а, напротив, главным «голубем». Помимо вице-президента Дика Чейни, ещё одним «ястребом» президента был другой человек — министр обороны Дональд Рамсфельд, которого Колин Пауэлл пережил на полгода (напомню, что бывший министр обороны США скончался этим летом).

Во-вторых, главным инициатором расправы над иракским диктатором стал, конечно же, не Пауэлл, а Джордж Буш — младший, по свидетельству близко знавших его людей, видевший свою историческую миссию в том, чтобы избавить мир от Саддама.

Колин Пауэлл и Джордж БушКолин Пауэлл и Джордж БушStanislav Peska/CTK/Global Look Press

Для Джорджа Буша — младшего это было чем-то вроде исполнения религиозного долга, кроме того, у политической династии Бушей были давние личные счёты с иракским лидером.

В январе 2001 года, за считанные недели до февральского выступления Колина Пауэлла с его пробирками в Совбезе, в составе группы российских журналистов мне довелось прилететь в Нью-Йорк вместе с тогдашним министром иностранных дел России Игорем Ивановым, принимавшим участие в заседании Совета Безопасности ООН, посвящённом борьбе с терроризмом.

Атмосфера в Нью-Йорке была напряжённая, если не сказать тягостная — в воздухе пахло новой иракской войной, хотя российская, а также германская и французская дипломатия предпринимали последние отчаянные попытки её предотвратить. Помню аэродромное поле, нью-йоркские сумерки, пронизывающий ветер, когда минус один воспринимались как все минус десять, и слова вышедшего из Ил-62 Игоря Иванова о необходимости развивать и укреплять международно-правовую базу борьбы с терроризмом, чтобы сохранять её легитимность.

Собственно, для это и нужны решения Совета Безопасности.

Однако всего через неделю после визита Игоря Иванова в Нью-Йорк, а именно 29 января 2001 года, президент Буш выступил с ежегодным посланием «О положении страны», после чего на следующий день — 30 января сделал ещё одно ключевое заявление в Белом доме.

После его выступлений практически не осталось сомнений — до начала войны в Ираке остаются считаные дни. Джордж Буш пообещал, что США вскоре представят в Совбезе ООН доказательства производства оружия массового поражения режимом Саддама Хусейна.

«Сегодня самую серьёзную опасность в войне с террором, самую серьёзную опасность для Америки и всего мира представляют незаконные режимы, которые стремятся обладать и обладают ядерным, химическим и биологическим оружием. Эти режимы могут использовать такое оружие для шантажа, террора и массовых убийств. Они могут отдавать или продавать это оружие своим союзникам-террористам, которые применят его без малейшего колебания», — вещал президент США.

Значительная часть обращения Джорджа Буша была посвящена Ираку, и сегодня имеет смысл привести наиболее яркие фрагменты целиком, чтобы понять, откуда выросла вся эта история с пробирками Колина Пауэлла в Совбезе ООН.

«Наша страна и весь мир должны усвоить корейский урок и не допустить возникновения ещё большей угрозы в Ираке. Жестокому диктатору, за спиной которого опыт безрассудной агрессии и связи с терроризмом, не будет позволено господствовать в жизненно важном регионе и угрожать Соединённым Штатам», — заявил Джордж Буш.

«Иракский диктатор не разоружается. Напротив, он лжёт. Из данных разведки мы знаем, что тысячи сотрудников иракских спецслужб заняты сокрытием документов и материалов от инспекторов ООН. Представители иракских спецслужб изображают учёных, с которыми должны беседовать инспекторы. Настоящих учёных иракские официальные лица инструктируют, что им говорить. Разведданные говорят, что Саддам Хусейн приказал уничтожать тех учёных, кто осмелится сотрудничать с инспекторами ООН, и членов их семей», — сообщил американский президент.

Это был приговор Багдаду.

Его вынес и озвучил никакой не Колин Пауэлл, а Джордж Буш. Что же касается госсекретаря США, то он просто озвучил решение своего руководителя и выводы американских спецслужб.

Колин ПауэллКолин ПауэллRon Sachs/dpa/Global Look Press

Надо сказать, что информация об иракских ядерных, бактериологических и химических арсеналах поступала фактически из одних и тех источников — от оппозиционеров, живших в Европе и Америке, и от перебежчиков. Они были заинтересованы в том, чтобы их считали важными источниками и ненавидели Саддама Хусейна, а потому сочиняли изо всех сил свои показания, за которые ухватился тогдашний директор ЦРУ Джордж Тенет.

Собственно, ведомство Джорджа Тенета и подставило Колина Пауэлла, который в феврале 2003 года представил Совбезу ООН доклад о программе производства оружия массового поражения в Ираке. В ЦРУ тонко уловили заказ на иракский компромат, шедший от самого президента из Овального кабинета Белого дома. А когда позднее этого оружия в Ираке не обнаружили, Пауэллу пришлось признать: информация, которую он предоставил ООН, была основана на «неточных, ложных, а в некоторых случаях и умышленно вводящих в заблуждение данных».

Так у Джорджа Тенета за все десятилетия карьеры в Вашингтоне появился злейший враг — отставной генерал Пауэлл. Он, разумеется, не простил главе ЦРУ своего позора. Но избавиться от образа поджигателя иракской войны с разоблачительными пробирками в руках, которыми он тряс в Совбезе ООН, Колин Пауэлл так и не смог.

При этом для своих партнёров в Москве — Игоря Иванова и сменившего его на посту главы МИД Сергея Лаврова — Колин Пауэлл был непростым партнёром, который жёстко отстаивал интересы США, но с которым при этом можно было договариваться и находить общий язык. Подтверждением этого стали события сентября 2004 года, происходившие в год его отставки.

Находившийся тогда с визитом в Нью-Йорке, где он выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Сергей Лавров встретился с госсекретарём Пауэллом. Встреча прошла на фоне новой взаимной настороженности в российско-американских отношениях, возникшей после ряда нелицеприятных замечаний Вашингтона по поводу событий в России и резкого ответа на них Москвы.

Речь шла о реакции администрации США на теракт в Беслане и на внутриполитические инициативы Кремля по укреплению вертикали власти. Однако Лавров и Пауэлл договорились забыть об этой войне слов как о досадном недоразумении и обсудили пути укрепления взаимодействия по ряду важных международных проблем.

На встрече с редколлегией газеты The Washington Post Колин Пауэлл рассказывал о разговоре с Сергеем Лавровым, в ходе которого он попытался спустить на тормозах скандал в отношениях Москвы и Вашингтона. По словам Пауэлла, он признался, что его сказанные ранее слова о необходимости политического решения в Чечне «вызвали проблему».

Колин Пауэлл и Сергей ЛавровКолин Пауэлл и Сергей ЛавровSTR/AP/TASS

«Тогда, — сообщил журналистам The Washington Post Колин Пауэлл, — я позвонил Сергею Лаврову и сказал: „Сергей, ты знаешь, после того моего высказывания я сделал несколько заявлений и расписался в книге соболезнований в российском посольстве в Вашингтоне, а также выступил по российскому телевидению“. Сергей Лавров ответил: „Мы понимаем. Проблемы нет“. Объясняя свою позицию, Колин Пауэлл добавил: „Мы могли бы быть чуть более деликатными, учитывая напряжённость ситуации [в России]“».

Одной из тем обсуждения глав дипломатических ведомств двух стран тогда также стала проблема урегулирования региональных конфликтов на постсоветском пространстве, в первую очередь грузино-абхазского и грузино-осетинского.

По информации ряда источников, госсекретарь США тогда дал понять российскому министру, что Вашингтон порекомендовал президенту Грузии Михаилу Саакашвили сосредоточиться на экономических реформах, вместо того чтобы любой ценой и в кратчайшие сроки «добиваться восстановления территориальной целостности Грузии». При этом Пауэлл призывал Тбилиси создать политический механизм, который позволит урегулировать конфликты, не создавая напряжённости с Москвой.

До августовской войны 2008 года оставалось четыре года. Михаил Саакашвили Колина Пауэлла не услышал.

Так выглядел на самом деле госсекретарь США без его иракских пробирок, ставший, возможно, одним из последних политиков, способных вести уважительный диалог с Москвой.

Yandex news

Добавить наши новости в избранные источники