Международное сообщество должно принять во внимание результаты референдума о независимости Каталонии, заявил 3 октября глава делегации международных наблюдателей, бывший министр иностранных дел Словении Димитрий Рупель. По его словам, плебисцит стал «демонстрацией решимости народа Каталонии в отношении права на выражение мнения и права на демократические процессы». В то же время, по его словам, были отмечены сложности с обеспечением принципа тайны голосования. «Мы отметили, что явка была достаточно высокой. Однако у меня сейчас нет точных цифр», — сказал он.


Официальный представитель правительства Каталонии Жорди Турул сообщил, что 90% участников референдума проголосовали за отделение от Испании. В голосовании приняли участие 2,3 млн человек из 5,3 млн избирателей, то есть фактическая явка составила около 42%, хотя власти автономии заявили о превышающей 50% явке.

Мадрид считает плебисцит незаконным и всячески пытался помешать его проведению, развернув подкрепления из тысяч дополнительных полицейских в этом регионе. Испанские силовики заявили, что им заранее удалось взять под контроль большую часть из 2315 участков, где должно проходить голосование. Во многих участках, где изымали бюллетени и урны, произошли столкновения между полицией и пришедшими голосовать гражданами. По последним данным каталонских властей, число пострадавших достигло 844 человек.

После завершения голосования глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон заявил в телеобращении, что каталонцы добились своего права на суверенитет. Он пообещал, что в ближайшие несколько дней результаты референдума будут переданы в парламент автономии для «принятия решения в соответствии с законом о референдуме». Руководители общественных организаций и профсоюзов Каталонии призвали провести 3 октября всеобщую забастовку против жёстких мер Мадрида. Кроме того, каталонцы намерены обратиться к Евросоюзу с требованием рассмотреть вопрос о нарушении прав человека в ходе референдума.

Однако эксперты отмечают, что Мадрид решился активно выступить против инициаторов референдума при одобрении Евросоюза, поскольку в Брюсселе в последнее время видят усиление сепаратистских тенденций в других странах ЕС. Так, глава «Лиги Севера» и претендент на пост премьер-министра Италии Маттео Сальвини выступил с инициативой провести 22 октября в Ломбардии и Венеции референдум о предоставлении регионам большей автономии.


— Несмотря на различные заявления каталонцев, референдум однозначно нелегитимен как по испанскому законодательству, так и по факту. Всем понятно, что невозможно было соблюсти все процедуры и посчитать, сколько реально людей проголосовало. Очевидно, что некоторые делали это по несколько раз.

Для испанской стороны ничего не меняется — у Мадрида хорошие карты на руках. И я не вижу возможности для того, чтобы автономия смогла отделиться. Хотя если дальше ситуация будет накаляться, то может дойти до силовых эксцессов, террора или актов демонстративного суицида, что часто бывало в таких ситуациях. Здесь многое будет зависеть от поведения Мадрида. Понятно, что он не должен ничего признавать, но обязан сдерживать страсти максимально мирным путём. А Евросоюз, как я понимаю, уже выработал стратегию невмешательства и молчаливой поддержки Мадрида. Это разумно: в итоге каталонцам ничего не обещают, и они пребывают в полной неизвестности.

Что касается возможного эффекта домино, то он возможен только в случае успешного примера Каталонии, а он пока — драматичный и довольно тупиковый. Не исключаю, что в Европе на этом фоне могут быть сделаны попытки организовать подобные референдумы, но какого-то масштабного следования примеру каталонцев я не ожидаю. Такие попытки были и до этого в ряде стран, но сепаратистские силы в каждой стране свои. Регионалисты сейчас могут говорить о жёстких действиях Мадрида, но это никак не касается шотландцев, которым Лондон разрешает практически всё. Или — фламандцев, которые фактически являются правящей силой во Фландрии и тоже позволяют себе довольно много.

Каждое национальное государство имеет свою специфику. Хотя пропаганда сепаратизма, скорее всего, усилится, но все понимают, что это — демагогия, мол, злобные национальные государства подавляют наш порыв к свободе. Но, во-первых, эту свободу надо как-то вписать в рамки права, и большинство во всех странах стремления регионалистов поддерживать не склонны. Во-вторых, столкновения во время референдума о независимости Каталонии — чисто испанский случай, и он довольно изолирован в плане жёткости подавления. Европа, конечно, поражена тем, что сделали испанцы, потому что Мадрид действовал слишком жёстко и нерационально. Но для остальных это будет, скорее, примером, ведь раньше сепаратистские устремления подавлялись без каких-либо страстей.

Александр Тэвдой-Бурмули

специально для News.ru