В Иракском Курдистане состоялся первый в истории его политической столицы форум «Перспективы безопасности и суверенитета на Ближнем Востоке». Организатор мероприятия — медиа-группа Rudaw, которая контролируется, как и весь город Эрбиль, кланом Барзани и Демократической партией Курдистана. Несмотря на то, что барзанисты имеют колоссальный опыт в политических играх — именно они были инициаторами референдума о независимости в 2017 году, Эрбиль — всё-таки новичок в деле организации подобных дискуссионных площадок. Подробнее о прошедшем форуме и политической жизни современного Эрбиля — в материале News.ru.


Недостатки в организации мероприятия почувствовались ещё на паспортном контроле: вместо обещанного «зелёного коридора» автор заметки, приглашённый на форум в качестве участника панельной дискуссии, получил чудаковатое указание от пограничника «ждать здесь, пока ваши спонсоры за вами не придут» и, собственно, два с половиной часа ожидания этих самых «спонсоров».

Нет смысла перечислять все огрехи, но у организаторов есть потенциал и главное — образец для подражания. Так, другой центр политической силы Иракского Курдистана — контролируемая кланом Талабани и Патриотическим союзом Курдистана Сулеймания — с 2013 года проводит авторитетный форум для диалога экспертов со всего мира. Шестой по счёту стартует 6 марта. Правда, его организатор не совсем местный, что многое объясняет, — Институт региональных и международных исследований (IRIS) Американского университета Ирака в Сулеймании, созданный американо-иракским Советом попечителей.

Вид с цитадели на центральную площадь ЭрбиляВид с цитадели на центральную площадь ЭрбиляАнтон Мардасов/News.ru

Нуждается в корректировке и уровень представительства. Из высокопоставленных гостей были в основном бывшие функционеры. Например, временный премьер Ирака (2004−2005) и вице-премьер (2014−2015) Аяд Аллави, уволенный в августе 2018 года с должности советника по безопасности президента глава народного комитета шиитского ополчения «Хажд аш-Шааби» Фалих Файяд и др. Фактический спонсор мероприятия — премьер регионального правительства Иракского Курдистана Нечирван Барзани — не приехал, хотя был заявлен в программе.

Уровень дискуссии также не дотягивал до принятых стандартов. Практически все выступления спикеров и комментарии «из зала» сводились к политическим декларациям и риторическим вопросам: «США не имеют права требовать ликвидации военизированных формирований», «почему Турция так относится к курдам?», «почему иракские курды за пределами Ирака имеют свою повестку?», «давайте думать, как нам завоевать доверие», «необходим рывок, как в Индонезии и Малайзии» и т.д.

Торговцы чётками на рынке ЭрбиляТорговцы чётками на рынке ЭрбиляАнтон Мардасов/News.ru

Чтобы было понятно, насколько такая «дискуссия» конструктивна, стоит привести несколько примеров. Так, в Иракском Курдистане до сих пор не сформировано правительство, несмотря на то, что выборы в парламент состоялись в сентябре 2018 года. Недавняя встреча в Багдаде президента Ирака Бархама Салеха (курда по происхождению) с представителями политических движений превратилась в целый спектакль: христиане обиделись, что не всех позвали на встречу, женщины — что слабый пол изгоняют из политики, экс-премьер Хайдер аль-Абади отказался приехать из-за присутствия другого экс-премьера (лоббиста иранских интересов) Нури аль-Малики, а шиитский религиозный деятель Аммар аль-Хаким — из-за ссоры с суннитским политиком Хамисом Аль-Ханджаром.

Обменники валюты в центре ЭрбиляОбменники валюты в центре ЭрбиляАнтон Мардасов/News.ru

Несмотря на то, что парламент Ирака принял бюджет страны на 2019 год после почти четырёхмесячного периода дебатов и споров, выделив при этом деньги на содержание курдских отрядов пешмерга, но обделив суннитские регионы, между Багдадом и курдами назревает новый конфликт. По сообщениям источников News.ru, курдские пешмерга всерьёз планируют снова войти в богатый нефтью Киркук, откуда были вытеснены иракскими войсками и проиранскими отрядами ополчения в 2017 году — практически через месяц после проведения референдума о независимости Курдистана, в который включили спорный район. Местные арабы и туркманы категорически отвергают возможность возвращения пешмерга и заявляют о силовом ответе, тем не менее курдские ополченцы уже базируются на объектах вокруг спорного района. Собеседники News.ru говорят, что до сих пор решение президента Иракского Курдистана Масуда Барзани провести референдум вызывает вопросы в автономии: плебисцит закономерно спровоцировал негативную реакцию Багдада, Анкары и Тегерана, при этом курды, по сути, не стали отстаивать своё решение — в условиях давления Сулеймания фактически не поддержала Эрбиль. В итоге Барзани ушёл с поста президента региона, хотя это никак не сказалось на позициях клана. Пост до сих пор остаётся вакантным, но в Эрбиле его прочат премьеру и племяннику Масуда — Нечирвану Барзани.

Городские виды ЭрбиляГородские виды ЭрбиляАнтон Мардасов/News.ru

Вообще, вопрос целесообразности отделения от Ирака находится даже не в политической плоскости — исходя из уклада жизни довольно сомнительно, насколько это нужно курдскому населению. Скажем, сейчас Эрбиль — один из самых безопасных городов Ирака, хотя на въезде в каждый отель дежурит вооруженная охрана, а чтобы добраться до аэропорта на такси, придётся преодолеть расположенные на значительном расстоянии друг от друга досмотровые пункты. Курдские радикалы из «Ансар аль-Ислам» (переименовалась в «Ансар аль-Сунна», но в 2007 вернулась к прежнему названию) в 2014 году вошли в состав «Исламского государства» (организация запрещена в РФ), но сейчас загнаны в глубокое подполье. 

Спецслужба асаиш, как и весь сектор безопасности автономии, разделена по партийному признаку, но довольно хорошо контролирует ситуацию, курирует выдачу иммиграционных удостоверений и вынуждает владельцев зданий и предприятий устанавливать камеры видеонаблюдения, которых в Эрбиле уже около 10 тысяч.

Среди людей также есть доверие. Продавец лавки на рынке в центре города догонит и отдаст ваш телефон, если вы случайно его забыли. А водитель запросто доверит ключи охраннику кафе на окраине Эрбиля, чтобы тот правильно «перепарковал» его автомобиль. 

Торговцы базараТорговцы базараАнтон Мардасов/News.ru

Кланы Барзани и Талабани имеют устойчивые сильные связи с американским и израильским истеблишментом, при этом на территории активны и другие страны региона — ОАЭ (откуда в Курдистан привозят легковые автомобили), Саудовская Аравия, Иран, Китай, не говоря уже о Турции, которая благодаря договорённостям с Эрбилем наносит удары по позициям Рабочей партии Курдистана в горах Кандиль.

Рынок Курдистана конкурентный, в том числе — теневой. Например, считается, что проституция в Эрбиле поделена между китайцами и иранцами: первые через массажные салоны предоставляют более доступные секс-услуги, вторые «специализируются» на обслуживании местной элиты. Впрочем, иранцы не менее активны в наркобизнесе, который в Курдистане, как и во всём Ираке, набирает обороты. Представители других стран также имеют позиции: недавно в Багдаде был задержан рейс с крупной партией таблеток из Индии.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен