Как выяснилось, в Катаре происходят иные, помимо футбола, важные события. В частности, делегация немецких просителей, стремящихся избавиться от российского дешевого, но очень недемократического газа, все-таки подписала перспективное соглашение с эмиратом на поставки тоже не очень «свободных» газовых молекул. Проблема только в том, что подписали на условиях, практически продиктованных местными автократами.

Немцы, готовые дорого платить, чтобы покончить с порочной газовой зависимостью от России, вынуждены были поставить свои подписи под договором, который предусматривает поставки двух миллионов тонн сжиженного газа, который будет приходить на терминал в Северном море в течение пятнадцати лет. Вот только начнутся такие поставки не завтра. Как и хотели катарцы, которые не собирались вкладываться в дополнительную разработку месторождения Южный Парс и в строительство нового завода по сжижению ради того, чтобы временно согреть европейцев, мечтающих о чистой и безуглеродной зеленой энергетике.

Теперь немецким зеленым политикам, сохраняющим командные высоты в немецкой экономике, приходится что-то лепетать в свое оправдание. Уверять, что с прежнего курса они не свернут и найдут способ отказаться от воспроизводства углеродного следа. Притом что дополнительные два миллиона сжиженных тонн, «сделанных в Катаре», принципиально проблему газовой свободы не решат, поскольку при превращении топлива в его естественное газообразное состояние Германия получит меньше трех миллионов тонн. Конечно, курочка по зернышку клюет. Но зима следующего года, по всем аналитическим предсказаниям, обещает быть еще более напряженной. Да и сейчас при заполнении 95% подземных газохранилищ по баснословным, отнюдь не союзническим ценам риск разного рода перебоев сохраняется.

При этом в Европейской комиссии уверяют, что никаких ограничений поставкам авторитарного газопроводного топлива из России не вводилось. Если, конечно, не учитывать подводного взрыва трех ниток «Северных потоков» и блокирования оставшейся четвертой. Между тем, как ни странно, часто анонсируемый российский поворот на Восток четче, чем в иных сферах, намечается как раз в области газоснабжения.

Да, далеко не все ясно с предлагаемым Россией Казахстану и Узбекистану газовым союзом. Хотя прежняя советская система хозяйственных коммуникаций приводила к тому, что российский газ шел в Северный и Восточный Казахстан, а пропан из соседней страны — под Оренбург на местный ГПЗ. А газ из Средней Азии по нашим газопроводам доставлялся в Европу.

Газовый ОПЕК — от Дохи до АстаныФото: Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Впрочем, считается, что по мере роста экономик и расширения системы бытовой газификации обе азиатские страны — Узбекистан и Казахстан — перестают быть значительными газоэкспортерами, поскольку вся местная добыча в большей степени в этих государствах и потребляется. В результате освобождаются внутренние газопроводы, включая и те, что идут в Китай. В идеале России не придется форсировать строительство второй очереди газопровода «Сила Сибири», и появляется возможность использовать коммуникации соседей, которые могут и российским газом подпитаться, и заодно получить неплохую плату за транзит.

Суммируя изложенное, можно говорить о том, что мировой газовый рынок реально пришел в движение. И не факт, что чья-то навязчивая и крайне провокационная политика одержит вверх над объективной экономической целесообразностью. А потому вопрос создания аналога ОПЕК в газовой сфере со штаб-квартирой, например, в той же Дохе становится еще более актуальным. Вряд ли кому-то могут понравиться западные потуги установить потолки цен на получаемое сырье, что на деле является отголосками все того же неоколониализма.

Кстати, даже Норвегия, обещавшая расширить снабжение углеводородами натовских союзников, взяла паузу в своих шельфовых разработках аж до 2025 года. Для Осло опасным сигналом прозвучало предложение поделиться сверхдоходами.

Так что в ответ на желание Европейского союза производить коллективные закупки топлива может быть дан глобальный ответ «газовиков».