Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган стремительно теряет позиции внутри страны и готов идти на уступки своим противникам. Иначе чем объяснить тот факт, что 235 человек, проходящих по делу так называемой теневой организации «Эргенекон», которая, по версии властей, пыталась устроить государственный переворот, оказались оправданными? В экспертной среде полагают, что действующее руководство Турецкой Республики хочет таким образом «купить» лояльность части военной элиты страны.


Старейшее турецкое новостное агентство «Анадолу» сообщило об окончании дела «Эргенекона». 235 человек, обвиняемых ранее в попытке госпереворота в стране, оказались оправданными. Всего обвинения были предъявлены почти 400 персонам: многие из них всё же были приговорены к тюремным срокам, но за иные правонарушения. За членство в вооружённой террористической организации был осуждён лишь бывший мэр города Эсеньюрт Гюрбюз Чапан.

Дело «Эргенекона» возникло ещё в 2007 году. С того момента произошло несколько волн арестов людей, якобы входящих в организацию «Эргенекон» и желавших совершить госпереворот в Турции. В итоге под обвинениями оказались многие видные военные деятели, которых подозревали в поддержке «теневого правительства». Теперь большинство из них оправданы. Впервые сигнал о готовности пересмотреть эти обвинения турецкая власть отправляла в 2014 году — когда Реджеп Тайип Эрдоган ещё был премьер-министром.

Стилистика обвинений в рамках досье «Эргенекона» имела сходство с разбирательством по плану «Молот». Скандальный проект «Молот» был разработан в 2003 году высокопоставленными военными после парламентских выборов, которые прошли в ноябре 2002 года. Тогда Партия справедливости и развития  (ПСР) под руководством Эрдогана получила около 30% голосов. Обвинение утверждало, что главной задачей «Молота» был государственный переворот и отставка руководства ПСР. Военные рассматривали победу партии как главную угрозу светскому строю. Согласно материалам дела, добиться смены власти предполагалось организацией взрывов в мечетях и различных диверсий по всей стране. По замыслу заговорщиков, это бы привело к введению чрезвычайного и военного положения и полной дискредитации действующей политической элиты. Впрочем, в марте 2015 года стамбульский суд высшей инстанции удовлетворил запросы адвокатов об оправдании 236 обвиняемых по делу «Молот».

Нынешнее же решение суда, которое фактически признает «Эргенекон» вымышленной организацией, весьма показательно с точки зрения позиций действующей власти. Этому предшествовало то, что Партия справедливости и развития потерпела поражение на местных выборах, когда мэром Стамбула стал кандидат от оппозиционной Народной республиканской партии (CHP) Экрем Имамоглу. Как отмечают турецкие аналитики, неудачи Эрдогана вряд ли приведут к смягчению внутренней политики, в которой президент по-прежнему противостоит так называемой террористической организации проповедника Фетхуллаха Гюлена (FETO), якобы организовавшего не увенчавшийся успехом переворот 2016 года.

Фетхуллах ГюленФетхуллах ГюленMatt Smith/dpa/Global Look Press

Так, например, на днях завершилось следствие по уголовному делу Мурада Гамбароглу, задержанного правоохранительными органами в рамках операции против лиц, связанных с FETO. Прокуратура Анкары выдвинула против Гамбароглу обвинение в принадлежности к террористической организации и потребовала для него 15 лет лишения свободы.

Дело «Эргенекона» давно уже рассматривалось как несостоятельное, — заявил в разговоре с News.ru базирующийся в Турции эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Тимур Ахметов. — После разлада между Эрдоганом и Гюленом турецкие власти открыто стали признавать, что досье было сфабриковано и имело политический подтекст. Сейчас дело завершилось тем, что почти всех подозреваемых оправдали. Тот факт, что турецкие власти и Эрдоган лично не вставляли палки в колеса правосудия по этому делу, может указывать на то, что таким образом президент пытается заручиться поддержкой определённых кругов внутри Вооружённых сил.

Не исключено, полагает аналитик, что это именно та часть военной элиты, которая видела в «Эргенеконе» акт предательства национального правительства.