Политический кризис, в самом начале года разразившийся в славной мандаринами, вином, природой и традиционно конфликтной внутренней политикой Абхазии, 13 января всё-таки подошёл к концу. Парламент республики большинством голосов (32 «за», два «против») принял отставку президента Рауля Хаджимбы и назначил исполняющим обязанности главы государства премьер-министра Валерия Бганбу.


Последний оказался в этой роли уже второй раз: в 2014 году он брал на себя руководство страной, когда в результате другого политического кризиса, также сопровождавшегося массовыми беспорядками и захватом зданий органов власти в Сухуме, в отставку подал предшественник Хаджимбы Александр Анкваб.

Нынешний конфликт тянется с сентября. Тогда Хаджимба и его оппонент Алхас Квициния во втором туре выборов получили менее 50% голосов каждый (6,4% избирателей проголосовали «против всех»). Хотя оппозиция требовала провести повторную процедуру, поскольку ни один из кандидатов не смог заручиться поддержкой более чем половины населения, Верховный суд принял сторону ЦИК республики и присудил первому победу с 47,39% (против 46,17%). Однако на фоне массовых акций протеста и захвата оппозицией президентской администрации и ряда других правительственных зданий Верховный суд изменил свою точку зрения: другой состав судей кассационной коллегии 10 января постановил отменить итоги выборов и назначить новые на 22 марта 2020 года.

В краткосрочной перспективе конфликт вроде бы исчерпан. По закону, лидер должен был оставаться на своём посту до приведения к присяге нового главы государства, однако Хаджимба прислушался к мнению Народного собрания и ушёл в отставку. Теперь дело за местными политиками и их навыками ведения избирательной кампании, на которую осталось совсем немного времени.

Владислав СурковВладислав СурковKomsomolskaya Pravda/Global Look Press

Конфликты не являются для Абхазии чем-то новым, как и неспособность местных элит «разруливать» их без прямого вмешательства Москвы. Пять лет назад с бывшим президентом Александром Анквабом на российской военной базе, где он прятался от оппозиции, вели переговоры советник главы РФ Владислав Сурков и замсекретаря Совбеза Рашид Нургалиев, и всё закончилось отставкой лидера. В 2020 году из Москвы в южную республику отправились те же самые лица, и, хотя Хаджимба (в 2014 он был предводителем оппозиции) уже за укреплёнными стенами не прятался, ситуация повторилась.

Дважды президент Абхазии под давлением оппонентов раньше срока сложил полномочия, но Сурков, как утверждает близкий к нему директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков, разрешением конфликта остался удовлетворён «и надеется, что практика досрочного выдавливания президентов Абхазии с их постов постепенно прекратится». Хотя и не очень понятно, с чего бы это должно произойти и какие такие коренные изменения в абхазской политике случились на последних переговорах, что дважды за пять лет сработавший способ останется забытым.

Доволен участием российских представителей и лидер местной оппозиции Аслан Бжания, отметивший «особую роль» Москвы и лично Суркова с Нургалиевым в разрешении кризиса. При этом, если первый уже отправился в Москву, второй свою работу в Абхазии продолжает. Как сообщил секретарь Совбеза республики Мухамед Килба, он ещё будет общаться с местными руководителями силовых структур.

Безусловно, когда Москва поддерживала Абхазию в её вооружённой борьбе с Грузией, а позже щедро помогала деньгами, российское руководство не без оснований рассчитывало на лояльность местных политических элит. Но, к сожалению, вместе с ней мы, кажется, получили ещё и крайнюю инфантильность. Считается, что именно Сурков был главным идеологом российской «суверенной демократии», которая вылилась, по сути, в ручное управление государством. Теперь при его участии мы, похоже, получили соседей, нуждающихся в таком же неусыпном контроле.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен