События тридцатилетней давности в Баку стали одним из серьёзных факторов, способствовавших последующему отделению Азербайджанской ССР от Советского Союза. 20 января 1990 года без предупреждения населения советские войска вошли в азербайджанскую столицу — официально с целью прекращения антиармянских погромов, хотя они к тому моменту уже закончились. Тогда в ходе столкновений, по данным республиканской комиссии по расследованию обстоятельств и причин трагических событий, погиб 131 человек, а ещё 744 получили ранения различной степени тяжести. В Азербайджане эта дата до сих пор отмечается как День мучеников.


Предпосылки

Кризис экономики, обострение политической обстановки, очевидный крах коммунистической идеи в конце 80-х привели к детонации национального вопроса в советских республиках, притом что самостоятельного — без участия центра — опыта решения межэтнических разногласий у народов не было. Однако конфликты подобного рода не созревают в одночасье, а вызревают в течение длительного периода. К сожалению, Москва, которая уже была не в состоянии остановить дезинтеграционные процессы в республиках, попыталась затормозить их силой.

В начале 1988 года в регионе резко возросло напряжение, когда Нагорно-Карабахский областной совет народных депутатов поднял вопрос о выводе Нагорного Карабаха из состава Азербайджана и включения его в состав Армении. Союзное руководство восприняло эту просьбу как проявление национализма. Позже Верховный совет Армении дал согласие на вхождении Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) в состав республики, Азербайджан в свою очередь объявил это решение незаконным.

С сентября 1988-го между армянами и азербайджанцами начались вооружённые столкновения, перешедшие в затяжной конфликт. Неспособность Москвы урегулировать вопрос способствовала росту национального самосознания в республике: после сумгаитских событий на волне недовольства реформами и урегулированием карабахской проблемы в Азербайджане местной интеллигенцией была сформирована политическая организация Народный фронт Азербайджана (НФА). Её активисты выступали за восстановление суверенитета Азербайджанской ССР в НКАО. Изначально НФА позиционировалась как политическая партия, однако к 1990 году в ней произошёл раскол в связи с разделением на радикальное и условно либеральное крыло. Вооружённые представители организации, как сообщалось, даже участвовали в столкновениях в НКАО. К слову, член НФА Абульфаз Эльчибей в 1992 году станет президентом Азербайджана. Впрочем, его быстро отстранят от власти.

Митинг Народного фронта в БакуМитинг Народного фронта в БакуД. Калинин/РИА Новости

События в Азербайджанской ССР развивались стремительно, но кровавый сценарий можно было предотвратить. Председатель Верховного Совета СССР Михаил Горбачёв позже назвал решение ввести войска грубейшей ошибкой в своей политической карьере.

В конце декабря 1989-го напряжённая ситуация сложилась на советско-иранской границе на территории Нахичеванской АССР (автономная республика в составе Азербайджанской ССР). Вдохновлённые падением Берлинской стены, жители автономного региона переходили в Иран, что с официальной позиции Москвы рассматривалось крайне негативно — как присоединение к радикальному исламизму.

Бездействие центра

Обстановка обострилась в январе с расколом в НФА, который приобретал всё больший вес и авторитет у населения. Оставшиеся в партии радикалы провели несколько митингов, каждый из которых привлекал всё больше сторонников. 13 января 1990 года в Баку на площади Ленина состоялась демонстрация с требованием отставки первого секретаря ЦК КП Азербайджана Абдурахмана Везирова — из-за неспособности обеспечить безопасность азербайджанского населения в Нагорном Карабахе и окрестных районах. Подобная риторика привела и к росту антиармянских настроений. В азербайджанской столице начались погромы, направленные против армян. Хотя их принято считать стихийными, многие из тех, кто пережил эти события, говорят: у радикалов были конкретные адреса для нападений, а значит, акция была спланирована.

Усилия Москвы разрешить кризис наталкивались на неспособность республиканского руководства погасить протесты на местах и урегулировать проблему с беженцами, которые прибывали в Азербайджан из НКАО и территории Армении. Уже в декабре, по воспоминаниям Аяза Муталибова, занимавшего тогда пост председателя Совета министров Азербайджанской ССР, Везиров говорил, что дело движется к катастрофе и надо просить помощь у Москвы, поскольку в регионе «не было собственных внутренних войск МВД, экипированных шлемами и дубинками».

15 января Горбачёв подписал Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной области и некоторых других районах» — без учёта Баку. Местные армейцы не вступали в столкновения с протестующими и лишь охраняли государственные учреждения до тех пор, пока 17 января митингующие трижды не попытались взять штурмом здание ЦК Компартии. Тем не менее и тогда силовики действовали без применения оружия.

19 числа Президиум Верховного Совета Нахичеванской АССР издал Указ о выходе из состава СССР, и следом о независимости планировали заявить другие районы Азербайджана, контролируемые НФА.

Активисты Народного фронта Азербайджана (НФА) заблокировали дорогу, чтобы помешать продвижению военных колонн к местам конфликтовАктивисты Народного фронта Азербайджана (НФА) заблокировали дорогу, чтобы помешать продвижению военных колонн к местам конфликтовИгорь Михалев/РИА Новости

Ввод войск

19 января в Баку прибыла делегация из Москвы, состоящая из секретаря ЦК КПСС Андрея Гиренко, члена президентского Совета Евгения Примакова, министра обороны маршала Дмитрия Язова, главкома сухопутных войск Валентина Варенникова и ещё ряда высокопоставленных чиновников. Они пошли на переговоры с НФА и указали на недопустимость выхода Азербайджана из состава Советского Союза. В тот же день Президиум Верховного Совета СССР принял Указ о введении в Баку и ряде населённых пунктов Азербайджанской ССР чрезвычайного положения. А в ночь с 19 на 20 января без соответствующего объявления для населения подразделения советских войск были введены в столицу республики.

В операции были задействованы многочисленные виды и рода войск — сухопутные, военно-морские, военно-воздушные и воздушно-десантные (десантники на тот момент были уже как неделю развёрнуты на территории столичного аэропорта и лишь ждали сигнала), а также спецназ КГБ и МВД. Приказ был жёстко подавлять протесты и сопротивление: войска с трёх сторон прорывали пикеты на шоссе, ведущих в город, деблокировали десятки воинских частей Бакинского гарнизона, которые ранее были пикетированы манифестантами. Танки и бронетехника сметали баррикады, а военнослужащие, особо не стесняясь, вели огонь из станкового и ручного оружия. Кровопролитные бои развернулись в районе Сальянских казарм, в районе Баилова, около гостиницы «Баку» и т. д. В итоге погибли более ста человек, ещё больше получили ранения.

Введение чрезвычайного положения и ввод войск в Баку. Январь 1990 года. На улицах городаВведение чрезвычайного положения и ввод войск в Баку. Январь 1990 года. На улицах городаСергей Титов/РИА Новости

Итоги

Спустя многие года историки сходятся в том, что «Чёрный январь» стал водоразделом в отношениях Баку и союзных властей. Если до событий начала 1990-го ещё был шанс удержать республику в советской орбите, несмотря на рост националистических настроений, то после ввода войск он исчез окончательно. При этом наблюдатели отмечают: шаги, предпринятые центром, были чрезмерными. Подавление народных выступлений в Баку проводилось под предлогом борьбы с исламским фундаментализмом и препятствования антиармянским погромам. Власти заявляли о тысячах вооружённых боевиков, но по итогу изъяли у протестовавших лишь несколько десятков самопальных и охотничьих ружей.

Для НФА ввод советских войск в Баку стал лишь дополнительным козырем, позволившим акцентировать тему национальной независимости. Эльчибей, ставший в 1992-м первым всенародно избранным президентом республики, продержался на посту немногим более года, однако сам факт его прихода к власти красноречив. События января 1990 года, безусловно, могли развиваться иначе, — будь у Москвы большее понимание внутренних республиканских процессов. Однако, как и во многих других случаях, центральная советская власть предпочла силовой сценария урегулирования ситуации.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен