Немногие обратили внимание на случившийся у нас юридический казус. Именно президент однозначно квалифицировал взрыв, случившийся в питерском супермаркете, как террористический акт. Квалифицировал через головы следователей, которые целые сутки не могли выдавить из себя это слово, хотя, по-моему, всем изначально было ясно, что взрыв этот не может быть просто покушением на убийство одного или нескольких лиц общеопасным способом. Но, видимо, после недавнего задержания в городе на Неве при помощи информации ЦРУ нескольких террористов, готовивших-де взрыв в Казанском соборе, спецслужбы не хотели портить себе статистику.

Поэтому и сложилась уникальная ситуация, когда точки над «i» пришлось расставлять самому Владимиру Путину. Впрочем, дело тут явно не в желании поправить не в меру осторожных службистов. Думаю, многие обратили внимание на возвращение несколько брутального стиля 2000 года с вошедшей во все анналы фразой тогда ещё и.о. президента о том, что если застигнем террористов в сортире, то и в сортире замочим.

Тогда же было сказано: кто нас обидит, три дня не проживёт! И вот опять распоряжение спецслужбам, что в случае опасности для жизни офицеров террористов в плен не брать. А, понятное дело, мочить. Но при соблюдении законности.

Видео: «Фонтанка»

С тех пор много воды утекло в Москва-реке, многое изменилось в стране. Однако при сохранении террористической угрозы, формировании глобальных сетевых организаций типа запрещённой у нас ИГИЛ, усилении общей международной напряжённости и санкционного режима, нерешённости целого ряда внутренних проблем снова велик спрос на силу, решительность и ответственность.

Как мы видим, Владимир Путин ответственности не боится. Он даже немного бравирует, публично на фоне собравшегося в Кремле цвета современной армии разрешая пленных не брать. Хотя и понимает, каким эхом отзовутся его слова не только в наших либеральных кругах, но и на Западе.

Да, в России традиционно ценят решительность, и, видимо, слова президента точно соответствуют превалируемому общественному тренду. Понятно, что новую вводную президентской гонки не оставят без внимания его конкуренты. Кто-то, в частности Жириновский, попробует взять ещё более высокую силовую ноту. Кто-то, например Явлинский, наоборот сделает акцент на то, что президент уходит от решения насущных вопросов, нагнетая общую истерию. Но не одной борьбой с коррупцией жива начавшаяся кампания.