Итак, отстранённый от нынешнего президентского марафона Алексей Навальный не просто призывает всех бойкотировать грядущие выборы, но готов даже подкрепить свой тезис активными уличными действиями своих сторонников аж в ста городах 28 января. Абстрагируемся от того вероятного обстоятельства, что такая несколько провокационная акция по ряду причин не состоится, и попробуем понять, отчего «главный оппозиционер» так привержен этой своей идее.

Дело ведь не только и не столько в том, что таким образом Навальный как бы тестирует свою популярность и надеется, что избиратель массово к нему прислушается. Хотя при желании любой процент воздержавшихся от голосования в силу своей лени или каких-то личных обстоятельств всегда можно приписать к своим призывам. Но, как представляется, проблема Навального в том, что он не хочет занять конкретную позицию даже по классово близким ему кандидатам.

Ему очень не хочется смирить свою непомерную гордыню и призвать своих сторонников голосовать за ту же Ксению Собчак или, на худой конец, за того же Явлинского.

Григорий ЯвлинскийФото: АГН «Москва»/Сергей КиселёвГригорий Явлинский

Во-первых, он считает себя единственным настоящим оппозиционером, которого-де власть настолько боится, что закрывает ему любые пути к мандатам. И даже по фамилии избегает называть. Поэтому в его понимании голосовать за ту же Собчак, «кремлёвский проект», — значит, подставлять своих сторонников. А во-вторых, Навальный резонно опасается, что часть его ядерного электората реально может уйти к другим кандидатам, учитывая, что ему ещё в течение десяти лет путь к участию в любых выборах законодательно закрыт. Во всяком случае, при нынешних политических раскладах.

И при таких политических установках остаётся только призывать к бойкоту выборов вообще. Потому как призвать к бойкоту вроде бы близких кандидатов — значит, попасть в некорректную ситуацию. А так — та же позиция, только вид сбоку, поскольку граждане, не пришедшие к избирательным урнам, — это фактически потерянные голоса, в том числе и для оппозиции.

Подоплёку манёвров Навального прекрасно чувствуют и Собчак, и Явлинский, принявшие его инициативу в штыки.

Ксения СобчакФото: АГН «Москва»/Андрей ЛюбимовКсения Собчак

В их понимании призывать к бойкоту как раз либеральный электорат означает сыграть на власть, на её электоральные интересы. Они-то считают, что предсказуемость выборов и так способна деморализовать молодых избирателей, которые и без рекомендаций Навального могут решить, что от них ничего не зависит и нет смысла идти к урнам.

А потому надо не призывать к бойкоту, а наоборот доказывать, что каждый отданный за реальную оппозицию голос есть дополнительное давление на власть. И, в конечном итоге, облегчает достижение общих целей. К тому же, резонно полагают оппоненты Навального, призывы к бойкоту вряд ли произведут особое впечатление на традиционные «опоры режима» — пенсионеров и бюджетников, которых могут заманить на избирательные участки распродажей ширпотреба, разного рода развлекаловками, а то и просто применением административного ресурса. А раз так, то бойкот по рецепту Навального только усилит позиции власти.

И все разговоры о том, что каждый опущенный в урну бюллетень есть форма легитимизации выборов, есть провокация.

Собственно, недавняя возникшая в прямом эфире одной либеральной радиостанции дискуссия между Собчак и шефом штаба Навального Волковым лишний раз показала, что недавние союзники по протестным акциям всё дальше расходятся в своих взглядах. И отношение к бойкоту и стало тем «водоразделом».

Сергей Марков, политолог, генеральный директор НП «Институт политических исследований», специально для News.ru:

Мне кажется, не стоит тут искать какой-то тайный, скрытый смысл в действиях наших либералов. Навальный совершенно однозначно сотрудничает с американцами и работает на заокеанские спецслужбы. А их цель, учитывая, что победа Путина ни у кого не вызывает ни малейших сомнений, — сорвать наши президентские выборы, скомпрометировать их легитимность, дать повод для западных нападок на их результаты. А вот Собчак и Явлинский всё-таки сотрудничают с российской властью, хотя известны их тесные связи и с Западом. Вот и все корни их расхождений.