Посол Ирака в России Хайдар Мансур Хади на пресс-конференции заявил о желании Багдада закупить российские С-400, но через несколько часов РИА Новости аннулировало сообщение — якобы из-за неточности в переводе. Однако техническая версия корректировки вызывает вопросы: дипломат не только сделал заявление, но и успел ответить на вопрос об американском давлении за потенциальную сделку. Почему иракский дипломат мог намеренно отказаться от своих слов — в материале News.ru.


В изначальном переводе посол довольно чётко выразился о намерении правительства Ирака закупить С-400, при этом он сразу отметил отсутствие письменной договорённости или согласования возможных сроков подписания контракта.

Что касается С-400, нет рабочей, дорожной карты, которая определяла бы точные даты, движение по пути этому. Иракское правительство приняло решение, оно хочет закупить эти ракеты, — говорилось в сообщениях, распространённых информагентствами во время пресс-конференции.

На последовавший вопрос о том, могут ли США помешать закупке С-400, посол заявил о наличии дипканалов для решения подобных вопросов.

Буквально через несколько часов сообщение было аннулировано «в связи с некорректным переводом слов ньюсмейкера на пресс-конференции». Взамен появилась новая версия:

Что касается С-400, пока нет контракта. Нет никаких сведений о том, что идут переговоры или переговоры находятся на каком-то этапе... В случае, если правительство решит закупить эти системы, то это суверенное дело Ирака и зависит от его нужд, — отмечалось в исправленной версии.

Новый вариант сильно отличается от предыдущего. Сложно представить, что перевод слов посла был настолько «некорректным». Причины сложившейся ситуации скорее политические, нежели технические: новость о готовности Ирака закупить С-400 взбудоражила общественность не только в России, но и в США, отношения с которыми у Ирака в последнее время заметно охладились. После недавнего визита госсекретаря США в Багдад было объявлено о сокращении численности сотрудников американских дипмиссий в стране. При этом ещё меньше двух недель назад генеральный секретарь Минобороны Ирака Мухамад Аль Абади в беседе с News.ru делал акцент на том, что именно в Багдаде находится самое большое посольство США, и при этом обозначал планы правительства по закупке российских танков.

Вместе с тем, тема поставок российских С-400 Ираку уже не раз возникала в медийном пространстве, в том числе с подачи официальных лиц республики. Так, в начале месяца информацию о ведении переговоров пробросил бывший глава комитета парламента Ирака по обороне и безопасности Хакем аль-Замли. Он отметил, что грядущая сделка может «вступить в силу» через два года. Однако достоверность его слов находится под сомнением, поскольку год назад Замли тоже говорил о желании Ирака купить С-400. Возможно, бывший парламентарий лишь выдаёт желаемое за действительное.

Ирак намерен обладать такой системой, как С-400, для защиты своей земли и воздушного пространства. Мы серьёзно относимся к этому .... (США) не хотят снабжать Ирак системами, которые обеспечат всеобъемлющую защиту нашей территории и воздушного пространства ... но хотят, чтобы Ирак был открытой ареной для реализации их (США) планов. Вот почему Ирак должен иметь собственные (зенитные) системы, и мы имеем право их получать, — говорил Замли.

О ведении переговоров с Москвой по С-400 заявлял в феврале прошлого года и глава МИД Ирака Ибрагим аль-Джаафари. Тогда в качестве главного препятствия он обозначал возможность введения США санкций. Что характерно, российские официальные лица ни разу не подтверждали информацию о переговорах по С-400.

Хайдар Хади всегда придерживался достаточно чётких указаний МИД Ирака. Такое заявление, если оно всё-таки было, скорее всего, продуманно, и за него несёт ответственность не лично дипломат, а «центр». Любые заявления по С-400 достаточно противоречивы. Сейчас мы можем их сопоставить с ситуацией по выводу американского дипломатического корпуса Ирака. Возможно, эта тема — предмет игры между Москвой и Вашингтоном. Заявление достаточно серьёзное, и прозвучало оно не обязательно с прицелом на Москву, скорее, — на Вашингтон, чтобы попытаться привлечь внимание США и продемонстрировать, что у Ирака есть возможность для балансирования.

Иракский бюджет согласован, и в нём выделение средств на системы ПВО не предполагалось. До сих пор ключевыми угрозами страны были внутренние, а не внешние вызовы. Ираку для борьбы с терроризмом и усиления безопасности на сирийско-иракской границе необходимы другие вооружения, в частности, беспилотники, танки, военные автомобили, вертолёты. С-400 — достаточно продвинутая система для Ирака.

Гипотетически вопрос о приобретении С-400 мог быть поставлен на последней межправкомиссии в Багдаде, которая прошла в апреле. Однако ни российские, ни арабкие ресурсы не сообщали об обсуждении там вопроса, связанного с закупкой средств ПВО. Так что, это либо давно скрывают, либо тему с С-400 Ирак сейчас использует в контексте нынешней обстановки в регионе и эскалации американо-иранских отношений.

Руслан Мамедов

программный координатор Российского совета по международным делам