Неоязыческие религиозные культы получили настолько широкое распространение в Вооружённых силах США, что Пентагон вынужден идти на уступки сторонникам «веры свободных предков». У американских военных моряков появилась возможность поклоняться главному богу скандинаво-германской мифологии Одину, не покидая корабль. В Америке и дальше готовы защищать права религиозных меньшинств при том, что военнослужащие-язычники до сих пор не могут определиться, в чём конкретно их права заключаются. В России неоязычество также набирает популярность среди силовиков, несмотря на противодействие со стороны РПЦ.


Костёр на борту

На авианосце «Джон К. Стеннис» группа моряков сформировала общину сторонников скандинавского неоязычества — одинистов, сообщает Navy Times. На борту корабля действует импровизированное капище, где моряки-язычники могут осуществлять свои обряды. Обязанности жреца на авианосце выполняет помощник авиационного электрика (Aviation Electrician’s Mate) 2-го класса Джошуа Вуд. Он уроженец Аляски и когда-то был религиозным католиком, но познакомившись на школьных уроках со «Старшей Эддой» и «Младшей Эддой» (составленные в Средневековье исландскими монахами сборники основных древнескандинавских мифов), решил поменять религию. Теперь Вуд каждую неделю на борту авианосца проводит языческий обряд — под его руководством члены общины зажигают костёр и устраивают пляски. Последователь Вуда, технический специалист по авиационной электронике Джошуа Шайкоски (был лютеранином), жалуется Navy Times на многочисленные стереотипы, окружающие его религию.

«Про нас говорят, что мы приносим в жертву животных или являемся сторонниками теории превосходства белой расы… Все эти слухи приносят больше вреда, чем пользы, — говорит он. — На самом деле, язычество — это религия мира».

Деятельность общины одинистов на борту американского авианосца не является уникальным случаем для Вооружённых сил США. В апреле 2018 года поклоннику скандинавской мифологии из 14-й бригады военной полиции (форт Леонард Вуд, штат Миссури) командование особым приказом разрешило отращивать бороду в соответствии с традициями его религии. Другое дело, до сих пор является спорным вопрос, что именно соответствует или не соответствует традициям одинистов.

Так, сержант ВВС США Дэниэл Хед, служащий на авиабазе в Германии, с 2009 года добивается официального признания скандинавского язычества в вооружённых силах и разрешения соблюдать религиозные права аналогично тому, как в Пентагоне внимательно следят за тем, чтобы не нарушались права военнослужащих, исповедующих христианство, ислам, индуизм и др. Но, как отмечает Army Times, одна из главных проблем, с которой столкнулся Хед, — это отсутствие общего понимания в первую очередь среди военнослужащих-язычников, в чём заключаются основные положения, требования и обряды их религии. Плюрализм мнений и разноплановость трактовок не позволяют поклонникам скандинавских богов в американской армии сформировать единый «кодекс военнослужащего-язычника», опираясь на который, в Пентагоне могли бы следить за соблюдением их религиозных прав.

Official U.S. Navy Page

В то же время с 2013 года военное ведомство официально разрешило устанавливать надгробия с языческим символом — «молотом Тора» — на Арлингтонском национальном кладбище в Вашингтоне. Поклонники Одина в США восприняли этот шаг Пентагона как половинчатый.

«Я возмущён. „Молот Тора“ — один из символов нашей веры — одобрен только для погибших солдат. А живые солдаты-язычники не имеют права на уважение по отношению к своей религии», — пишет Джош Хит, бывший специалист (Spt) Вооружённых сил США.

Хит поверил в скандинавских богов во время прохождения службы в Ираке. В 2011 году он уволился из вооружённых сил, но продолжил активно бороться за права военнослужащих-язычников. Одним из ярких примеров нарушения прав, по мнению Хита, является то, что в случае гибели солдата-язычника могут похоронить с участием христианского капеллана.

«Нас не должны погребать по чужим религиозным обрядам», — категорически заключает он.

Пентаграмма вместо креста

В видах американских войск, по некоторым оценкам, служит до 20 тысяч военнослужащих — сторонников неоязыческих культов. Религия Викка пользуется большей популярностью, чем одинизм, — это сформировавшийся во второй половине XX века культ, эклектично сочетающий в себе элементы античной, кельтской, скандинаво-германской мифологии, шаманизма народов Севера, натурфилософии и современных оккультных практик. Виккане верят в верховного Бога-отца и Богиню-мать, поклоняются многочисленным божествам, духам и силам природы (портал News.ru ранее подробно об этом писал).

Первый официально разрешённый «языческий круг» американские виккане провели ещё в 1997 году на базе Форт Худ в Техасе. Но с тех пор они неоднократно подвергались гонениям. Особенно досталось им во времена президента Джорджа Буша-младшего: за склонность виккан к магическим обрядам он называл их «сатанистами» и «ведьмами», заявляя, что «не считает ведьмачество религией». В 2006 году из рядов вооружённых сил был уволен служивший в Ираке капеллан-пятидесятник Дон Ларсен. Он официально сообщил, что сменил веру, и безуспешно добивался через суд права быть первым в американской армии викканским священнослужителем. Но в 2007-м виккане через суд добились права наносить на могилы погибших военнослужащих свою символику —  пентаграмму в круге. Пятиконечная звезда, ассоциирующаяся у обывателей с сатанинской символикой, уже украшает несколько десятков надгробий в Арлингтоне. Сейчас общины виккан есть на многих американских военных базах, им разрешено проводить свои обряды у священных деревьев в дни летнего и зимнего солнцестояния, весеннего и осеннего равноденствия.

Official U.S. Navy Page

Перунов спецназ

В то время как американским военнослужащим-язычникам удаётся добиться соблюдения своих прав в суде, в России одним из активных противников распространения родноверия (так называется славянское неоязычество) в вооружённых силах является Русская православная церковь. В июне 2018 года патриарх Кирилл выразил обеспокоенность тем, что «языческие идеи получают широкое распространение среди бойцов спецназа». По его мнению, если военнослужащие, участвующие в спецоперациях, мотивируют себя языческим мировоззрением, «ничего хорошего из этого не выйдет». Подсчитать точное количество поклонников славянских богов в армии или силовых структурах вообще не представляется возможным — родноверы, как правило, не докладывают в обязательном порядке о своих религиозных взглядах руководству. Косвенно о распространении веры предков среди российских силовиков можно судить по активному участию в деятельности неоязыческих общин ветеранов спецподразделений, в том числе участников первой и второй чеченских кампаний.