Сценарий с «жестким» выходом Великобритании из ЕС был официально отвергнут Вестминстером. Однако вопрос – в сроках. Если правительство Терезы Мэй предлагало вариант с отказом от неконтролируемого «развода» только 29 марта – когда у Британии заканчивается дедлайн на принятие какого-либо решения, то Палата общин большинством проголосовала за другую инициативу – отказ от «жесткого» Brexit вообще. Наблюдатели утверждают, что это бьёт по и без того пошатнувшейся репутации Мэй и не сулит быстрой развязки драмы между Лондоном и Брюсселем.


Постановление кабинета министров оставляло «возможность выхода без сделки», но только в том случае, если Палата общин и Евросоюз не ратифицируют какое-либо другое соглашение. Та же поправка, которую внесла депутат от Консервативной партии Кэролайн Спелман, запрещает разрыв с европейским объединением вообще. Формулировки, содержащиеся в документе, звучат так:

«Палата отвергает выход Великобритании из Европейского Союза без соглашения о выходе и рамок будущих отношений».

Инициатива победила на голосовании перевесом всего в четыре голоса. Странное поведение Спелман можно объяснить лишь внутриполитическими интересами, потому что в день голосования она попыталась отозвать свою поправку. Спикер Палаты общин отказал ей в этом. То же самое со своей инициативой пыталась проделать Тереза Мэй, которая, очевидно, захотела изменить свою стратегию.

Тереза МэйТереза МэйMark Duffy/imago-images.de/Global Look Press

Некоторая путаница возникла и вокруг поправки о продлении крайней даты переговоров с Брюсселем (22 мая), которая предполагала пролонгацию переходного периода до конца 2021 года. Несмотря на то, что у депутатов нет никаких полномочий менять продолжительность транзитного периода (он определяется соглашением о выходе из ЕС), за документ все равно отдали свои голоса такие высокопоставленные министры, как шеф британской дипломатии Джереми Хант, глава оборонного ведомства Гэвин Уильямсон и глава МВД Саджид Джавид. Впрочем, Вестминстеру все равно необходимо решить вопрос с переносом даты предполагаемого «развода» с 29 марта на более поздний срок. Если Палата общин одобрит перенос Brexit, то правительство обратится к Брюсселю с ответствующим запросом. Статья 50 Лиссабонского договора устанавливает право продления двухгодичного срока, который отводится стране-члену для выхода в том случае, если данная инициатива получит понимание у Европейского совета.

Как объясняет ситуацию сама Мэй, небольшое техническое продление переговоров Лондона и Брюсселя вероятно лишь в ситуации, когда Вестминстером будет одобрена сделка. Её пока нет. В связи с этим, как говорит глава британского правительства, Палата общин должна отдавать себе отчет в том, что, если вопрос со сделкой не будет разрешен в ближайшие дни, то тогда понадобится более серьёзное продление Статьи 50. Это, обращает внимание премьер-министр, потребует от Великобритании принять участие в выборах в Европарламент (они намечены на май 2019 года).

«Я не думаю, что это будет правильным результатом, а Палата общин должна иметь в виду последствия от принимаемых решений», — говорит Тереза Мэй.

Как утверждают аналитики, теперь Британия переходит к следующему этапу, когда ей жизненно важно решить, хочет ли она отсрочить Brexit. На самом деле, Лондон, вероятно, уже прошёл тот момент, когда можно было бы избежать задержки с процессом «развода».

В экспертной среде утверждают, что вокруг голосования по поводу «жесткого» Brexit разыгралась ненужная драма. Во-первых, аналогичная поправка была принята парламентом в январе, поэтому Палата общин уже выразила свое несогласие с выходом из Европейского союза без сделки. Во-вторых, эти поправки являются лишь выражением мнения и не имеют юридической силы. Правда, что важно: ход голосования не проливает свет на то, будет ли принят хоть какой-то удобоваримый текст сделки Лондона и Брюсселя.  Представитель ЕС на переговорах с Лондоном Мишель Барнье заявил, что отложить выход Великобритании из ЕС будет не так-то просто. Это может быть тактической или политической пролонгацией, говорит Барнье, но возникает вопрос: зачем? Это необходимо для организации нового референдума по поводу необходимости покинуть ЕС или подготовкой к выборам, задается вопросом представитель европейского объединения.