В Саудовской Аравии вырисовывается очевидный раскол между наследным принцем Мухаммедом и его отцом — королём Салманом. На это указывают недавние кадровые перестановки в стране, а также визит главы правящего дома в Северную Африку. Вероятно, говорить о том, что в стране утихли страсти по поводу сомнительной политики наследника престола, разгоревшиеся особенно сильно после скандала вокруг убийства журналиста Джамаля Хашогги, рано. Экспертам ещё предстоит увидеть, чем закончатся семейные разборки и кто стоит за «сливами» о новых трениях, масштаб которых может быть преувеличен.


Признаки напряжённости между отцом и сыном явно наметились в конце февраля, когда 83-летний король посетил Египет для того, чтобы принять участие в Европейско-Арабском саммите, проходившем в курортном Шарм-эль-Шейхе. Как сообщает британская The Guardian со ссылкой на свои информированные источники, советники Салмана предупредили его о потенциальной опасности, которая, по их мнению, исходила в тот момент от саудовских сотрудников органов безопасности. Они должны были охранять монарха в поездке, однако, как становится понятно со слов собеседников The Guardian, были подозрения насчёт их лояльности главе саудовского правящего дома. Сигнал тревоги был достаточно сильный, и в результате пришлось отдавать распоряжение о замене команды, которая должна была обеспечивать сохранность жизни Хранителя двух святынь в Египте, отмечают авторы британского издания.

Трения между королём и его наследником были особенно чётко видны, когда принца Мухаммеда не было среди тех, кто приветствовал Салмана после поездки на первый в истории саммит лидеров Лиги арабских государств и Евросоюза. Официальные сообщения по поводу того, кто встречал главу правящего дома, подтверждают эти догадки. 

«Есть тонкие, но важные признаки того, что в королевском дворце что-то не так, — говорит ведущий эксперт американского аналитического центра Brookings и ветеран ЦРУ Брюс Ридель. — Ожидалось, что наследный принц будет приветствовать короля после поездки за рубеж, ведь это знак уважения и преемственности власти»

Однако тонкостями протокола и жестами уважения дело не ограничивается. Похоже, наследник саудовского престола позволил себе гораздо больше, чем просто не встретить своего отца из заграничной поездки.

Протесты против кронпринца Мухаммеда в ТегеранеПротесты против кронпринца Мухаммеда в ТегеранеSaeid Zareian/dpa/Global Look Press

Пока король был в отъезде, кронпринц впервые отошёл от традиции и опубликовал королевский указ вместо своего отца, назначив принцессу Риму бинт Бандар послом в Вашингтоне вместо своего брата, Халида бин Салмана. Несмотря на то что такие кадровые изменения были предметом дискуссии в течение достаточно долгого времени, информированные источники говорят, что назначение было сделано без ведома Салмана. Монарх был разозлён, и на то есть свои причины: по некоторой информации, о перестановках он и его окружение узнали только благодаря государственному телевидению. Кадровые изменения, как полагают наблюдатели, ещё больше централизовали власть в правящем доме. Важно и то, что указ был подписан принцем самовольно. Комментируя это, представитель саудовского посольства в Вашингтоне заявил, что принц просто использовал полномочия, делегированные ему отцом во время зарубежной поездки. А любые намёки, утверждают в дипмиссии, на разногласия между королём Салманом и кронпринцем не имеют под собой достаточных оснований.

На фоне скандала вокруг убийства Хашогги король зарекомендовал себя как критик подобных мер в отношении оппозиционных фигур, которой отчасти являлся журналист. Монарх не поддержал действия сына, отрицательно сказавшиеся на репутации страны и едва не приведшие к полной дипломатической изоляции королевства на международной арене. По словам источников региональной прессы, принц и король также имеют разногласия по важным вопросам внешней политики, включая обращение с военнопленными в Йемене и протесты в Судане и Алжире. Несмотря на то что король не является ярым реформистом, он, как считается, поддерживает более свободное освещение протестных выступлений в саудовской прессе. Более того, сторонники Салмана подталкивают его к более активному участию в государственных делах, чтобы не дать молодому принцу стать главным центром принятия решений.

В экспертной среде полагают, что «сливы» относительно противоречий между главой правящего дома и наследником могут преследовать разные цели. Например, нанести удар по репутации кронпринца, и без того расшатанной «делом Хашогги». Есть версия и о том, что король никогда не станет ограничивать своего сына и наследника в полномочиях, а сообщения о конфликте внутри правящей семьи раздуты журналистами.