В ближайшие 20 лет Россия будет модернизировать свою армию в соответствии с тремя главными задачами: обеспечение стратегического сдерживания, регионального доминирования и внутренней безопасности вне зависимости от цен на энергоносители и развития отношений с Западом и Китаем. К такому выводу пришли в американской аналитической корпорации RAND, опубликовавшей доклад «Как в будущем будут выглядеть российские военные возможности». Эксперты подчёркивают: в основе будущего развития Вооружённых сил России будет лежать принцип преемственности.


Аналитики RAND отмечают, что российские вооружённые силы значительно улучшили свои показатели после войны с Грузией в 2008 году за счёт модернизации техники и повышения доли контрактного характера комплектования. По их мнению, российский оборонный бюджет с тех пор значительно увеличился, однако в будущем он скорректируется и будет расти пропорционально ВВП страны — прогноз по росту ВВП колеблется в районе 1–2% в год. В целом факторы, способные повлиять на развитие Российской армии, демонстрируют стабильность в краткосрочной и среднесрочной перспективе, а в правящих элитах достигнут консенсус по вопросам возможных угроз и стратегии противодействия этим вызовам.

Среди главных целей развития Российской армии в RAND выделяют: установление военного доминирования на постсоветском пространстве, проведение военных кампаний по борьбе с терроризмом и предотвращение гуманитарных катастроф за рубежом, возможность полномасштабной мобилизации сил в случае войны и предотвращение цветных революций и терактов внутри страны.

В соответствии с поставленными целями Россия будет реализовывать концепцию преемственности в развитии ВС и ВПК. Так, в Москве будут сохранять концепции советской эпохи и модернизировать существующие наработки, адаптировать зарубежные модели и концепции и ассиметрично отвечать на угрозы из-за рубежа.

В рамках развития сухопутных сил Россия будет придерживаться концепции сохранения и адаптации. Так, в СВ РФ были вложены сравнительно небольшие инвестиции для глубокой модернизации существующей техники и закупок новой. Например, модернизированная модель танков Т-72Б3 может быть почти так же эффективна, как современные модели бронетехники, за счёт внедрения новых систем за меньшую стоимость, например, системы управления огнём. Также Российская армия обладает большим запасом модернизированных советских пусковых установок и боеприпасов, что обеспечивает возможность массированной территориальной атаки. ВДВ и спецназ Главного управления Генерального штаба (более известный как спецназ ГРУ) также оснащены вооружениями советского типа, но это принципиально новые системы в рамках концепции C4ISR — под этим термином на Западе понимается система операций, объединяющая «управление, контроль, связь, сбор и компьютерную обработку информации, наблюдение и разведку».

Несмотря на то, что Россия адаптировала советские проекты в разработке вооружений дальнего радиуса действия, в своём подходе она опиралась на американские операционные доктрины и концепции. Для развёртывания дополнительных авиационных, морских и наземных ракетных систем дальнего радиуса действия России нужны были дополнительные ресурсы, которые появились лишь после 2008 года. В целом аналог концепции C4ISR страны представляет собой комбинацию советских систем и адаптацию западных доктрин, например, сетецентрической войны (военная доктрина, впервые использованная США). Высокоразвитые российские системы ПВО были сконструированы за счёт советских инвестиций в противовоздушную оборону, в то время как средства радиоэлектронной борьбы — пример вложения российских инвестиций для ассиметричного ответа на предполагаемые боевые преимущества со стороны США.

В RAND также обратили внимание на распределение государственного финансирования оборонной промышленности. Так, по мнению западных специалистов, Кремль инвестировал значительные средства в рекапитализацию предприятий, занимающихся разработкой систем дальнего радиуса действия и C4ISR. Сфера производства систем и комплексов ПВО и средств РЭБ отличается давней и стабильной поддержкой компаний со стороны правительства. Третий отмеченный экспертами тренд — это национализация «проблемных» предприятий и включение их в состав госхолдингов. Ожидается, что по такому пути пойдут основные российские предприятия по производству техники, стоящей на вооружении сухопутных войск, из-за недостатка финансирования и низкого спроса на продукцию. Четвёртый тренд — инвестиции в «спекулятивные» технологии, однако их размер крайне невелик.

Антидрон REX 1 Антидрон REX 1 mil.ru

Эксперты американского центра прогнозируют, что Россия продолжит концентрироваться на развитии систем дальнего действия, C4ISR и быстроразвёртываемых сил. При этом достижение целей будет обеспечиваться в рамках имеющихся ресурсов. Вероятно, в связи с демографической ситуацией в стране России придётся столкнуться с проблемой нехватки призывников с 2024 года, однако контрактная служба поможет поддерживать текущую численность армии. Обеспечение и поддержание регионального доминирования по-прежнему будет оставаться одной из главных целей. Положительная динамика будет просматриваться в вопросах развития «систем дальнего действия», компонентов C4ISR, быстроразвёртываемых средств ПВО-ПРО. Также Россия продолжит сотрудничество с Западом по вопросам борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке, однако приоритетом будет выстраивание более близких отношений с Китаем.

В RAND также проанализировали влияние изменений цен на энергоносители, от которых во многом зависит российский бюджет, а также влияние отношений с Западом и Китаем на возможное изменение российской военной стратегии. Эксперты ожидают, что волатильность не отразится на приоритетах Кремля по обеспечению стратегического сдерживания, регионального доминирования и внутренней безопасности.

В прошлом году эксперты RAND в докладе, посвящённом российским вооружённым силам, называли их «надёжным инструментом национальной власти», который можно использовать для достижения жизненно важных национальных интересов. Симптоматично, что среди приоритетов также назывались сохранение военного доминирования на фоне стран-соседей, возможность ассиметричного ответа и приоритет стратегии ведения дальнего боя. Подобные оценки американского аналитического центра косвенно подтверждают неизменность российских приоритетов в развитии своих вооружённых сил, которые страна демонстрирует в последние годы и, судя по прогнозам, будет демонстрировать и далее.