Хейли Гефтман-Голд работала вице-президентом CBS, одной из трёх самых больших телевизионных компаний Соединённых Штатов. Хейли — завсегдатай фейсбука, сторонница демократов и неравнодушный человек, она немедленно откликнулась на трагедию в Лас-Вегасе, когда пожилой белый американец Стивен Пэддок открыл стрельбу на проходившем под открытым небом фестивале кантри. Пэддок местный житель, он арендовал гостиничный номер на 32-м этаже, оттуда и вёл огонь — как на стрельбище. Ему удалось убить 59 человек, 527 он ранил. А Хейли Гефтман-Голд написала в Facebook, что убитые и раненые симпатии не вызывают, так как большинство из них, скорее всего, республиканцы (она назвала их «репагами») и любители стволов. Иными словами, поделом вору и мука. Из CBS её тут же уволили, свой пост она удалила и, разумеется, извинилась.


Мог ли что-то похожее сказать топ-менеджер отечественной телекомпании? Представим, что нечто подобное случилось в нашей стране и заместитель Эрнста, Добродеева или Синдеевой написал в Facebook, что убитые «яблочники» (коммунисты, единороссы или сторонники Навального) не вызывают симпатии — сами виноваты, допрыгались. Пока об этом и подумать-то странно, и отсюда следует, что градус идеологического противостояния в США выше, чем у нас. Американская история менее драматична, а мы слишком хорошо помним о гражданской войне и большом терроре и поэтому избегаем резкостей: толерантность к насилию у нас невысокая. В США же, судя по всему, идёт своеобразная холодная гражданская война.

Либералам положено быть более миролюбивыми существами, чем «репагам», но победу Трампа многие из них расценили как личное поражение и большую опасность, и это вызвало серьёзное ожесточение.

Вторая проблема — право на оружие. Среди демократов много сторонников его ограничения, к их числу относился и президент Обама. На этом поприще он не слишком преуспел, у его противников были свои аргументы. Америку периодически потрясают массовые убийства, подобные тому, что случилось в Лас-Вегасе, но в то же время гражданское оружие является серьёзным ограничителем для преступности. Время от времени по Интернету начинают гулять видео, на которых дряхлый американский дедушка или хрупкая девушка ведут огонь по вломившимся в дом грабителям и злодеи бегут. Считается, что преступники обходят тех, кто, по их мнению, может быть вооружён. Статистика убийств на душу населения в вооружённой Америке и почти безоружной России выглядит не в нашу пользу: у нас убивают больше. Владение оружием — часть национальной культуры Америки: когда, после очередного массового расстрела, Обама ополчился на автоматические винтовки, их продажи резко подскочили. В разных штатах к оружию относятся по-разному, в Нью-Йорке и Алабаме правила совершенно иные, но в целом «любителям стволов» в США ничто не угрожает. У Стивена Пэддока, кстати, было 42 единицы оружия — и весь этот арсенал он приобрёл законным путём, пройдя необходимые проверки.

И третье — то, что называют «новой прозрачностью». Сейчас ничего невозможно скрыть, с развитием социальных сетей частное и общественное слились. Личное высказывание Хейли Гефтман-Голд приобрело вес общественной декларации — и реакция оказалась соответствующей. Если бы она сказала это на своей кухне, нескольким друзьям, её мнение осталось бы только её мнением. А в эру соцсетей границы кухонной беседы беспредельно расширились: Трампа сделал президентом его Twitter, Хейли Гефтман-Голд погубил её Facebook.

Но есть и те, кто молчит, тихо сходя с ума под натиском стремительной современной жизни и цифровых технологий, копит злобу и винтовки, в очередной раз откладывает визит к психиатру и представляет, как мозги опостылевшего ему соседа прилипают к стене. Пишут, что Стивен Пэддок был сыном известного преступника Бенджамина Пэддока, прославившегося удачными ограблениями банков, и во всём виноваты гены, но гораздо страшнее другое. На его месте может оказаться любой выпавший из жизни, озлобившийся «маленький человек». Хейли Гефтман-Голд остаётся только разводить руками и обвинять во всём «любителей стволов» и «репагов».