Директор программы стратегических исследований близкого к правительству Турции аналитического центра SETA Хасан Басри Ялчын в беседе с News.ru «на полях» дискуссионного клуба «Валдай» поделился своими ожиданиями от предстоящих на следующей неделе переговоров президентов Турции и России, рассказал о своём видении развития ситуации с покупкой Анкарой российских систем С-400 и решения вопроса сирийского Идлиба.


— 8 апреля состоится встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. По вашему мнению, каковы будут итоги предстоящих переговоров?

— Эти переговоры не просто встреча, а часть серии встреч, начало которым было положено в 2016 году с визитом Эрдогана в Россию. За это время одна за другой были решены многие проблемы, в частности, в рамках диалога в Астане и Стамбуле. Мы могли наблюдать, как лидеры находили решение многих спорных для России и Турции вопросов. Я не ожидаю каких-то прорывных результатов от предстоящей встречи, но лидеры определённо будут наращивать двустороннее сотрудничество. В частности, я знаю, что президенты будут обсуждать существующие между Россией и Турцией визовые проблемы, что является хорошим показателем и может внести свой вклад в развитие отношений двух стран.

— В последнее время в центре внимания оказалась ситуация с покупкой Турцией российских систем С-400, от которых Вашингтон в ультимативном порядке требует отказаться. При каких условиях Анкара могла бы пойти на такой шаг?

— Соглашение заключено, и мы покупаем С-400. Так что вопрос сложный, я не берусь предсказывать вероятность подобного изменения в политике (Турции. — News.ru), но ясно, что США будут оказывать ещё более сильное давление на Турцию. Но они должны были вести переговоры вместо того, чтобы игнорировать эту возможность и просто заявлять: «Турция не должна покупать С-400». Они не понимают потребностей Турции, которая неоднократно заявляла, что ей необходим такой вид оборонительных вооружений. Американские партнёры и НАТО в целом просто игнорировали наши потребности. Именно поэтому сейчас мы хотим начать новый переговорный процесс между Турцией и США. Но решение по С-400 уже принято, и изменить его совсем непросто.

Хасан Басри Ялчын (справа) со спецкорром News.ru Хасан Басри Ялчын (справа) со спецкорром News.ru пресс-служба клуба «Валдай»

— Полагаю, одним из главных вопросов на предстоящих переговорах также станет ситуация в Идлибе. Как вы видите дальнейшую судьбу «Хайат Тахрир аш-Шам» (структура, в которой в 2017 году растворилась запрещённая в России «Джебхат ан-Нусра». — News.ru) и её политико-гражданского крыла, которое контролирует большинство органов местного управления в провинции?

— «Хайат Тахрир аш-Шам» контролирует важную часть Идлиба, но в Турции она рассматривается в качестве террористической организации. Турция присоединилась к России в вопросе нахождения путей решения ситуации в Идлибе. Будет ли это быстрый процесс или он займёт какое-то время — зависит от хода переговоров, но я убеждён, что он уже идёт. То есть вопрос территориальной целостности Сирии сужается. Если мы можем заключить такую организацию на относительно небольшом участке территории, это может возыметь положительный эффект. Турция и Россия найдут способ достичь прогресса.

Главный вопрос: Идлиб — это не такой большой регион, но на его территории проживают порядка двух миллионов человек. Нам необходимо принять меры против террористической организации, но к этому вопросу нужно подходить точечно, стараясь избежать больших потерь среди населения. Турция не хочет нового масштабного потока миграции или чтобы террористы покинули регион и направились к турецкой границе. Это попросту опасно для Турции. Провести военную операцию не сложно, но это чревато серьёзными потерями среди гражданского населения, новой волной миграции и проникновением террористов в страну. Именно поэтому Турция настаивает на политическом решении и точечном методе устранения террористов.

— Согласна ли Россия на такой сценарий?

— Да, Россия определённо согласна, потому что политика ограничения работала до настоящего момента. Возможно, обе стороны передоговорятся по этому вопросу — Турция и Россия знают, как работать друг с другом. Можно спорить по одной-другой теме, но шаг за шагом решать все вопросы. Эрдоган и Путин сильные и договороспособные лидеры, так что я оптимистичен относительно финального результата.

Хасан Басри ЯлчынХасан Басри Ялчынsetav.org

— Говоря о перспективах политического урегулирования сирийского кризиса: конституционный комитет так и не был запущен в связи с расхождением по кандидатурам, которые могут в него войти. Согласна ли Турция со списком кандидатов от оппозиции и от гражданского общества? Считается, что в эти списки в основном включены лояльные Асаду люди.

— Проблема в том, что процесс обсуждения имён всё ещё продолжается. Турция хочет, чтобы была создана работающая сирийская конституция. Можно написать документ в любом ключе и поддержать его силой, но если он будет написан честным путём, приемлемым для всех групп, или, по крайней мере, для большинства, то только тогда он будет хорошим. А для того, чтобы конституция была хорошей, необходимо, чтобы (в комитет. — News.ru) были включены некоторые имена, приемлемые для всех сторон переговоров. Я не хотел бы разглашать детали относительно этих имён, но уверен, что такой вопрос с лёгкостью может быть разрешён. Имена важны, но не важнее самого мирного процесса.

— Можем ли мы ожидать создания конституционного комитета до конца года, учитывая все трудности?

— Конечно. Мы ожидали этого уже в декабре 2018 года, но всё было отложено. Насколько я знаю, необходимо достичь решения лишь по нескольким фамилиям. Но для того, чтобы комитет начал свою работу, потребуется чуть больше времени.