USD  62.4352 EUR  73.2427
GOLD1,224 $   Brent71.54 $ Bitcoin7,441.58 $
МОСКВА21°C17:47
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Тегерану нашли военный атом

AP/TASS

в мире [ версия для печати ]
Оппозиция обвиняет руководство в Иране в ядерных махинациях и говорит о четырёх «кочующих» объектах

Иран, несмотря на выполнение обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД), не прекращал программу использования энергии атома в военных целях. Такое утверждение содержится в докладе, подготовленном базирующимся в Париже Национальным советом сопротивления Ирана (National Council of Resistance of Iran, NCRI) — объединением оппозиции в изгнании, которая выступает «за свободу вероисповедания», «свободные выборы» в Исламской Республике.

globallookpress

По данным СМИ, в 52-страничном докладе NCRI сообщается о четырёх местах наиболее вероятного ведения работ по освоению энергии атома в военных целях. Как утверждается, эти пункты располагаются на территории закрытых военных объектов и спрятаны в лабиринтах подземных туннелей и бункеров. Первый объект — Пажухескаде — находится на территории военного комплекса Парчин в 48,3 км юго-восточнее Тегерана, второй — Нури — на военном комплексе Khojir площадью 194,3 кв. км юго-восточнее столицы исламской республики. Третьим пунктом назван Хавт Тир около города Исфахан, в горной местности около шоссе до Шираза, четвёртым — Санджариан, расположенный на берегу реки восточнее Тегерана.

Заместитель директора вашингтонского офиса NCRI Алиреза Джафарзаде отмечает, что в Иране много лет существуют две ядерные программы — гражданская и военная, причём гражданская программа обеспечивает материально-техническую базу для военной, которая на самом деле является центральной для Тегерана.

— Важная особенность ядерной программы иранского режима заключается в том, что ряд объектов и центров, где ведутся связанные с ядерной областью работы, расположены в разветвлённых военных комплексах с туннелями и штольнями, — пояснил телеканалу Foх News Джафарзаде. — Это не только затрудняет доступ инспекторов МАГАТЭ в данные пункты, но также позволяет при необходимости перемещать эти центры и проекты в пределах одного и того же военного комплекса. Таким образом, установить месторасположение исследований и работ в ядерной области становится сложнее, шанс разоблачения снижается.

AP/TASS

Нельзя не отметить, что активизация представителей NCRI совпадает с антииранской риторикой президента США Дональда Трампа, который до 15 октября должен сообщить Конгрессу, считает ли он, что Тегеран соблюдает положения ядерного соглашения с «шестёркой» международных посредников или нет.

Ранее Трамп, выступая в сентябре на 72-й сессии Генассамблеи ООН, назвал соглашение о ядерной программе Ирана худшей сделкой в истории США, а позже в интервью Fox News заявил, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) не мешает Ирану прокладывать путь к ядерному оружию и заодно извлекать материальную пользу. Издание The Washington Post со ссылкой на свои источники в начале октября сообщило о том, что президент фактически намерен отказаться от СВПД в его нынешнем виде.

globallookpress

Отметим, что после заключения иранской сделки эксперты отмечали, что при условии соблюдения соглашения через 10 лет Тегерану будет трудно реализовать свою военную ядерную программу, а иранские предприятия — вернуть на прежнюю стезю. В частности, активная зона ядерного реактора на тяжёлой воде в Араке была залита бетоном, тем самым он может нарабатывать оружейный плутоний. Что касается урановой программы, то даже если в будущем центрифуги будут заменены на более производительные, но при этом сохранятся ограничения по количеству нарабатываемого низкообогащённого урана, этого будет недостаточно для реализации ядерной программы. Так, в соответствии с соглашением Ирану разрешено хранить 300 килограммов низкообогащённого урана (НОУ), но этого недостаточно для производства даже одной бомбы. Нужно как минимум 25 кг высокообогащённого урана (ВОУ) для создания одного заряда (уран-235).

Военный эксперт Юрий Лямин, специально для News.ru:

— К любой информации от Национального совета сопротивления Ирана нужно относиться с предельной осторожностью, так как они являются заинтересованной стороной в максимально жёстких действиях против Исламской Республики, вплоть до войны. Де-факто это одна из вывесок Организации моджахедов иранского народа, которая проиграла борьбу за власть после революции 1979 года в Иране и является заклятым врагом нынешних властей страны. В годы ирано-иракской войны вооружённое крыло ОМИН открыто участвовало в боевых действиях против Ирана на стороне Ирака. На их счету немало терактов. У ОМИН сохранились сторонники и, соответственно, определённая агентурная сеть в Иране, но нельзя безоговорочно доверять их информации.

Что касается указанных NCRI мест, то основная сложность в том, что для серьёзных работ нужно крупное производство по обогащению урана. Обогатительные производства в Натанзе и Фордо находятся под жёстким контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Причём если вырыть подземные помещения ещё теоретически можно, не привлекая внимания, то их затем необходимо оборудовать. В первую очередь нужны те же газовые центрифуги, а их производство и производство компонентов для них в Иране опять же под контролем МАГАТЭ. То есть нужно опять же скрыто создать ещё и параллельное производство центрифуг и прочего оборудования. Также нужно сырьё для всего этого, то есть непосредственно урановая руда и т.д.

Эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов также не доверяет информации NCRI, но считает, что в иранской сделке не всё так гладко:

— Показательна в этом плане история с объектом Парчин, интерес к которому появился ещё в 1997 году, когда американский спутник-шпион сделал его снимки, после анализа которых западные эксперты объявили о том, что там «испытывают ракетные двигатели, аналогичные российским Р-12». В 2004-м США заявили, что на этом объекте Иран «может разрабатывать ядерное оружие, пригрозив ему возможным нанесением удара». После долгих препирательств в январе 2005 года эксперты МАГАТЭ были допущены на объект и не нашли там ничего подозрительного. Им позволили взять пробы грунта. Результаты анализа не выявили повышенного радиационного фона. Тем не менее США и Израиль всё равно остались недовольны. Затем иранцы долгое время снова не допускали туда инспекции МАГАТЭ. В итоге всё закончилось тем, что в сентябре 2015 года глава МАГАТЭ Юкия Амано, посетив Парчин, заявил, что не видит необходимости в повторном посещении объекта, поскольку в отношении производственных цехов объекта распространялась ложная информация. Но куда водили западных экспертов, всё ли им показывали или это делалось только для проформы — открытый вопрос, поскольку там очень развитая сеть подземных коммуникаций. Кроме того, Парчин — это один из важнейших центров иранского военпрома, где производят целый спектр обычного оружия, в том числе стрелкового, а также ракеты. То есть это огромная промышленно-исследовательская зона, а иранские военные неоднократно заявляли, что не позволят инспекторам МАГАТЭ проверять неядерные военные объекты.

Перебежчики и оппозиция разная предоставляют всякие «щекотливые» данные, но тут надо отличать реальную информацию от вбросов. Сейчас популярна версия, что Трамп не рискнёт нападать на КНДР, поэтому будет «отыгрываться» на Иране, который сейчас активно обвиняют якобы в финансировании северокорейской ядерной программы и т.д. Но нельзя исключать и того, что объекты в Фордо и Араке, где вроде как всё было прекращено, — это некие декорации для того, чтобы туда просто-напросто водить «туристов» из МАГАТЭ. Вообще, исходя из военно-политической ситуации, иранцам жизненно необходимо ядерное оружие, ведь у союзника Саудовской Аравии — Пакистана — оно есть.


самое читаемое
Другие новости
Top