Свержение суданского лидера Омара аль-Башира ставит Россию в невыгодное положение. Декабрь 2018 года продемонстрировал явное желание Кремля катализировать процесс дипломатической реабилитацией сирийского правительства за счёт слабого и податливого режима аль-Башира. Нынешняя же политическая неопределённость, царящая в африканской стране, нейтрализует попытки Москвы (если они и правда были серьёзными) настроить под себя внешнеполитический курс Судана. Похоже, что переворот в стране вошёл в новую фазу — фазу противоречий между армейским командованием и оппозицией.


Признаком серьёзных разногласий между армией и гражданской оппозицией стало заявление Объединения профсоюзов Судана (ОПС) — основной оппозиционной силы страны.

Мы в очередной раз заявляем о решительном неприятии произошедшего в четверг, 11 апреля, 2019 года, — говорится в обращении ОПС. — Мы также решительно отвергаем заявление Военного совета на пресс-конференции.

По мнению оппозиционеров, путчисты «не готовы к переменам и не готовы заботиться о выживании и стабильности страны, не говоря уже о мирных требованиях». Оппозиция в качестве обязательного условия выдвигает скорую передачу власти переходному гражданскому правительству.

Мы будем противостоять режиму чрезвычайного положения, комендантскому часу и всему тому, о чём было объявлено после переворота, — говорится в заявлении ОПС.

Суданская армия и в самом деле отправляет сигналы, которые не могут не радовать всех, кто представляет старый политический истеблишмент. Так, военные отказались экстрадировать аль-Башира за границу. Экс-президент с 2009 года разыскивается Международным уголовным судом за совершение военных преступлений. Армия, кроме того, пообещала допустить к предстоящим выборам правящую партию «Национальный конгресс» — то есть сторонников Омара аль-Башира. Глава политического комитета Военного совета страны генерал Омар Зейн аль-Абидин, впрочем, поспешил уверить, что никто не ждёт бывшую правящую партию за столом переговоров о будущем страны.

Военный совет призывает политические силы страны к диалогу и согласию для формирования политической деятельности, — сказал военачальник.

Аналитики полагают, что в министре обороны Аваде бен Ауфе, который сейчас является временным главой государства, есть все основания сомневаться. Он долгое время был одним из наиболее приближённых к аль-Баширу людей. В окружение лидера он вошёл в 1989 году. Как считается, Авад бен Ауф является соучастником некоторых из самых жестоких преступлений в Дарфуре, когда из-за режима погибли, по разным данным, от 200 до 300 тыс. человек. Госдепартамент США даже включил военачальника, который на тот момент возглавлял военную разведку, в свои чёрные списки в 2007 году. Соответственно, совершенно нормально, что некоторые участники протестного движения воспринимают анонсированную смену власти как декоративную.

Они просто заменили одного вора на другого, — сетуют гражданские манифестанты.

Впрочем, позиции армии крепки — по крайней мере, политический капитал армии обеспечен её связями с иностранными государствами. Военных Судана поддерживают страны Персидского залива, которым суданская армия оказала неоценимую услугу, согласившись воевать на стороне коалиции против мятежников в Йемене.

Artur Widak/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

Печально, но Россия тут вряд ли что-то может изменить, хоть её и подозревают в военном присутствии на территории африканской страны. В то же время нельзя не заметить, что совершённый в стране переворот наносит российской дипломатии большой удар. Состоявшийся 16 декабря 2018 года визит аль-Башира в Дамаск и его переговоры с Башаром Асадом широко трактовались как попытка Москвы дать импульс дипломатической реабилитации сирийского правительства среди стран Лиги арабских государств (ЛАГ). На это в общем-то указывает и заявление самого МИДа. Встречу, на которой была подчёркнута необходимость выработки новых подходов к межарабскому взаимодействию по разрешению региональных кризисов, поприветствовало российское дипломатическое ведомство.

Это был первый после приостановки членства Сирии в ЛАГ в ноябре 2011 года визит главы арабского государства в Дамаск. В МИДе выразили надежду на то, что результаты визита аль-Башира «будут способствовать полноформатному восстановлению отношений арабских стран с Сирией, скорейшему возобновлению её полноценного участия в Лиге арабских государств». Однако теперь возить в Дамаск, по-видимому, будет некого.