Если исключить эмоциональную составляющую такой неудачи для страны, в которой сало было столь любимо, что его готовы были выпускать в шоколаде, то ничего сенсационного в этом сообщении нет.


Европа с самого начала не могла быть рынком сбыта украинской пищевой гордости, поскольку тамошние ГОСТы не совместимы с сальным украинским качеством. Более того, еще до подписания договора об ассоциации между Европейским союзом и Украиной, статистика фиксировала рост как раз поставок сала из Европы на Украину. В основном, правда, для нужд перерабатывающей промышленности.

А украинское сало традиционно шло на российский рынок. И когда новые проевропейски настроенные власти стали рвать все контакты с Москвой, соответственно невостребованным оказался и продукт полтавских свиноводов. Как часто бывало, киевские оптимисты объявили, что найдут альтернативные рынки сбыта. Но к исламским странам с таким продуктом лучше не приближаться, а попытки накормить украинским салом Гонконг, Австралию и Новую Зеландию пополнили казну на — страшно сказать — 80 тысяч долларов. Притом, что в лучшие годы сало приносило до семи миллионов валютной выручки.

Что дальше? Война войной, обвинения в адрес России это одно, а желание хоть что-то заработать — другое. С начала нынешнего года отмечен рост украинского экспорта к нам. В целом он уже превысил отметку в три миллиарда долларов. Крымчане с удивлением отметили, что у них на магазинных полках тихой сапой стали появляться товары, прежде всего продукты, «сделана в Украине». Игры в блокаду закончились. Только очень тихо и незаметно. А вот будет ли украинский экспорт к нам смазан еще и салом для улучшения проникновения, большой вопрос.