Несмотря на то, что саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке проходил на фоне разгорающегося конфликта вокруг Ирана, итоги переговоров на высшем уровне трудно назвать решающими или экстраординарными. Разве только примечательной стала предпринятая от безысходности попытка президента ИРИ Хасана Рухани воспользоваться ситуацией и заручиться поддержкой своих соседей на фоне обострения отношений с США. Интересные же разговоры если и происходили, то «на полях» встречи — в трёх- или двустороннем режиме.


Продуктивные переговоры состоялись у российского лидера Владимира Путина с лидерами Монголии и Китая — Халтмаагийн Баттулгой и Си Цзиньпином.

Россия выступает за развитие трёхстороннего взаимодействия с Китаем и Монголией на принципах добрососедства, равноправия, уважения интересов друг друга, и это является одним из приоритетов нашей внешней политики, — уверил Путин во время беседы. — Россия готова к более плотному взаимодействию с Китаем и Монголией в сфере энергетики. Мы заинтересованы получить от китайских и монгольских партнёров конкретные предложения по возможным совместным проектам.

Российский лидер выдвинул идею обеспечить бесперебойные поставки электроэнергии с территории РФ в энергодефицитные регионы КНР и Монголии. Владимир Путин напомнил: сейчас реализуется дорожная карта развития трёхстороннего сотрудничества и формирования экономического коридора Россия — Китай — Монголия.

Владимир ПутинВладимир Путинkremlin.ru

Монголия не является членом ШОС, однако КНР как основной экономический и политический «спонсор» этого государства выступает за то, чтобы её подопечному обеспечили членство, и ничего, что инфраструктура Монголии к этому пока не готова. В политическом разрезе членство в ШОС служит скорее «территориальным» аргументом: наверняка в военно-политических спорах членам организации весьма комфортно при мысли, что они состоят в одном — пусть и не военном — блоке, который объединяет 44% населения земного шара. ШОС — это, как любят напоминать в самой организации, связующее звено между Азиатско-Тихоокеанским и Атлантическим регионами со странами Южной Азии и Ближнего Востока. Правда, недавнее вступление в региональное сообщество двух давно уже конфликтующих государств — Индии и Пакистана — немного пошатнуло устойчивую конструкцию принятия решений внутри этой обширной организации. Политическая капитализация этого не до конца объяснимого решения пока себя никак не проявила. Вряд ли результативным будет выглядеть и возможное вступление Монголии.

Полноправного вступления в ШОС сейчас добивается и Иран, тучи на границе которого ходят особенно хмуро с учётом всего комплекса обвинений, выдвинутых в его адрес США. Не мудрено, что президент Рухани в Бишкеке пытался раздавать экономические обещания и делать политические авансы: никто не может гарантировать, что в ближайшие дни его страна избежит судьбы Ирака в начале 2000-х.

Правительство Исламской Республики Иран готово предоставить все преимущества для экономической деятельности гражданам, компаниям и правительствам стран — членов ШОС в Иране, — рекламировал иранский лидер преимущества деловых связей с республикой. — Государство предлагает большие возможности для инвестиций, использование которых может помочь экономическому прорыву участников организации.

В числе преимуществ ведения бизнеса в Иране Рухани выделил безопасные условия для предпринимательства и высокий уровень квалификации трудовых ресурсов.

Хасан Рухани и Владимир ПутинХасан Рухани и Владимир Путинkremlin.ru

С безопасностью Рухани, как можно догадаться, погорячился. Хорошо заметно, как в условиях беспрецедентной угрозы американского вмешательства руководство Ирана пытается апеллировать и к своим безупречным, как ему кажется, отношениям с Россией. На встрече с Путиным «на полях» саммита ШОС иранский лидер заявил, что Москве и Тегерану просто необходимо увеличить взаимодействие на фоне растущих опасностей.

В текущих условиях при наличии серьёзного внешнего воздействия, вводимых внешних санкций необходимость взаимодействия между странами в регионе, в частности, между нашими странами, актуализируется с каждым днём, — сказал президент Рухани.

Он добавил, что текущий уровень отношений между российской и иранской сторонами весьма высок и проще назвать те сферы, где интенсивных контактов между двумя странами нет. Однако интенсивность контактов с Россией вряд ли можно считать критерием, необходимым для вступления в ШОС.