USD  56.5201 EUR  69.8928
GOLD1,330 $   Brent65.25 $ Bitcoin10,660.70 $
МОСКВА-10°C21:56
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Россия, Израиль и «красные линии»

Вадим Савицкий/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

в мире [ Версия для печати ]
Каковы итоги визита министра обороны Сергея Шойгу в Тель-Авив и Иерусалим?

18 октября по инициативе израильской стороны состоялся телефонный разговор президента России Владимира Путина с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. По сообщению пресс-службы Кремля, обсуждались вопросы урегулирования в Сирии, ситуация вокруг иранской ядерной программы, а также итоги референдума в Курдском автономном районе Ирака. Рассмотрены актуальные вопросы российско-израильского сотрудничества в контексте договорённостей, достигнутых на встрече лидеров двух стран в Сочи 23 августа.

Однако переговоры Владимира Путина и Биньямина Нетаньяху состоялись после посещения Израиля министром обороны России Сергеем Шойгу с двухдневным визитом — первым с момента его вступления в должность.

16 октября Шойгу встретился в Тель-Авиве с министром обороны Израиля Авигдором Либерманом, начальником Генерального штаба сил обороны Израиля Гади Айзенкотом и руководителями разведывательных структур, 17-го числа в Иерусалиме его принял премьер-министр Биньямин Нетаньяху.


«Красные линии»

Во время переговоров в Тель-Авиве Сергей Шойгу заявил, что операция в Сирии идёт к завершению, в связи с этим есть несколько вопросов, которые требуют срочного решения. В свою очередь на встрече в Иерусалиме Биньямин Нетаньяху отметил, что его страна не допустит создания Ираном военных баз в Сирии.

За несколько часов до того, как Шойгу приземлился в Тель-Авиве, ВВС Израиля вывели из строя батарею ЗРК дальнего действия С-200, расположенную в районе Радван в 50 км к востоку от Дамаска. По словам представителя ЦАХАЛ бригадного генерала Ронена Манлиса, атака была ответом на обстрел израильских самолётов, производивших разведывательный полёт над территорией Ливана. Учитывая, что было сброшено четыре бомбы, а в состав одного зенитного ракетного полка обычно входят три-четыре дивизиона, каждый из которых состоит из шести пусковых установок и вспомогательных машин, то, скорее всего, речь идёт о частичном поражении цели и выводе из строя главного элемента — радиолокационной станции подсвета целей и наведения ракет.

globallookpress

Сирийские средства ПВО не в первый раз обстреливают из ЗРК С-200 самолёты ВВС ЦАХАЛ — подобный эпизод был, например, в марте 2017 года, однако на сей раз израильские военные решили нанести удар по позициям средств ПВО. Как отмечало издание Haaretz, ответ авиации Израиля за восемь часов перед тем, как Шойгу вошёл в штаб армии для встречи с Авигдором Либерманом, — это усиление «красных линий» Иерусалимом и «личное сообщение» России, которое было «доставлено и принято».

Влиятельная панарабская газета Asharq al-Awsat по итогам визита Шойгу в Израиль сообщила, что Россия согласилась на создание в районе сирийско-израильской границы буферной зоны, закрытой для иранцев и боевиков «Хезболлы». По данным издания, израильское руководство просило расширить зону до 40 км, однако Шойгу назвал эту просьбу «нереалистичной» и «чрезмерной». В итоге, отмечает Asharq al-Awsat, стороны договорились, что ни «Хезболла», ни иранские отряды Корпуса Стражей Исламской революции не приблизятся к границам Израиля на Голанских высотах ближе чем на 10–15 км.

Интересно, что израильские СМИ анонсировали визит Авигдора Либермана в США после встречи с Шойгу. Как отметил бывший посол Израиля в России Цви Маген, «здесь получается интересный треугольник в том плане, что Россия посредством Израиля с Соединёнными Штатами будет обсуждать» те же вопросы. С другой стороны, в четверг, 19 октября, начальник Генштаба ВС Ирана бригадный генерал Мохаммад Хосейн Багери был принят президентом Сирии Башаром Асадом в Дамаске.


«Хезболла» «Хезболле» рознь

21 сентября 2015-го на фоне развёртывания российской группировки в Сирии в Москву спешно прилетел израильский премьер Биньямин Нетаньяху. Его встреча с президентом Владимиром Путиным была совмещена с переговорами глав Генштабов двух стран — Валерия Герасимова и Гади Айзенкота. 15 марта официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков сообщил о том, что военные лётчики России и Израиля начали тренировки для обеспечения безопасности полётов над Сирией. После этого в СМИ не раз появлялась информация об инцидентах на юге Сирии, но всякий раз подчёркивалось, что трагедии удалось избежать благодаря «горячей линии», созданной Генштабами Израиля и РФ.

Таким образом, можно констатировать, что Россия и Израиль на самом высшем уровне заключили негласные соглашения, которые устраивали обе стороны. Россия не опасалась за свою авиацию, действующую на юге страны, особенно первый год военной операции, когда удары наносились не только по радикальным формированиям, а по всему спектру оппозиции, включая те группы, которые сейчас приглашены за стол переговоров в Астану.

Кроме того, сотрудничество с Израилем стало для России неким противовесом в отношениях с шиитским Ираном, с которым Москва и так стала излишне ассоциироваться в Сирии и вообще на Ближнем Востоке, при том, что она заинтересована в выстраивании отношений и с суннитскими монархиями. В свою очередь Израиль получил относительную свободу действий в отношении шиитским групп, дисциплинируя их фактором угрозы неожиданного удара. В долгосрочной перспективе Израиль по определению не имел возможности влиять на общую тенденцию войны без наземного вмешательства, от которого он благоразумно воздерживался, но при этом израильтяне тонко, не прибегая к турецкому сценарию «Щита Евфрата», сформировали буферную зону возле своей границы, опираясь, например, на группу оппозиции «Фурсан аль-Джавлан» (Fursan al-Jawlan).

globallookpress

Южная зона деэскалации, поддерживаемая США, Россией и Иорданией, в настоящее время не ограничивает иранское влияние — там продолжают находиться, например, иранский «иностранный легион» — афганские шииты-харазейцы, дети которых учатся по специальным образовательным программам, а также — отряды из сирийцев, которые прониклись идеологией Хомейни и, по сути, являются сирийским филиалом ливанской или иракской «Хезболлы».


Политический обозреватель Девятого канала (Израиль) Йосеф Шагал, специально для News.ru:

— Есть два уровня восприятия любого политического события: первый — это реальная политика, то есть то, что действительно происходит, второй — различные трактовки, инверсии и т.д. Нередко мало посвящённые в тонкости политики авторы окружают российско-израильские отношения массой предположений и конспирологических теорий, как правило, негативного характера.

Сотрудничество между Израилем и Россией в военной сфере на сирийском направлении уникально как в историческом, так и стратегическом плане. Идеологически обе страны представляют противоположные лагеря: Израиль является традиционным партнёром США, а у Москвы и Вашингтона на сегодняшний день довольно сложные отношения. Тем не менее между нашими странами есть точки соприкосновения, и само по себе уникально, что они были определены, зафиксированы, а главное — переведены в рабочий режим.

Центральная тема визита Шойгу — послевоенное обустройство Сирии. Израильский интерес — не допустить присутствия Ирана в непосредственной близости от своих границ и передачи современного оружия, которым российская армия снабжает сирийскую армию, «Хезболле» и иранским подразделениям, которые наверняка останутся там. Хотя это — тема отдельных переговоров между Москвой и Тегераном. Условно говоря, визит министра обороны России в Израиль посвящён вопросам дальнейшего взаимодействия и обозначению «красных линий» — в основном с израильской стороны. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху прямо сказал, что присутствие Ирана вблизи израильской границы неприемлемо.

Надо сказать, что Израиль уже не в первый раз обозначает «красные линии» в Сирии, и российская сторона об этом знает. Соответственно, вопрос взаимодействия в принципе проработан, но поскольку сирийский кризис, похоже, должен перейти в мирную фазу, то предварительные решения необходимо зафиксировать в форме жёстких позиций. Что и было сделано во время переговоров.

Тот факт, что Шойгу принял премьер-министр Нетаньяху (по протоколу допускается, но необязательно), говорит о значении, которое Израиль сегодня придаёт России, об уровне взаимодействия и доверии — это подтверждают неоднократные встречи лидеров обеих стран.

Что касается противоречий, которые, безусловно, есть между нашими странами, то они заключаются, с одной стороны, в, мягко говоря, сложных отношениях Израиля и Ирана, с другой — в тесном взаимодействии Ирана и России. Москва и Тегеран оставались достаточно надёжными союзниками на сирийском треке, и это взаимодействие было довольно эффективным. На стратегическом уровне Израиль, который очень озабочен возможностью появления у Ирана ядерного оружия и несовершенством СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе), понимает, что и Россия не заинтересована в том, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие. Соответственно, здесь также есть точки соприкосновения и понимание, а все «неподъёмные сложности» остаются на уровне пикейных жилетов. А если есть понимание, значит, существует некий план взаимодействия, который, будем надеяться, обеспечит нашим странам нормальное существование и решение проблем, угрожающих безопасности как Израиля, так и России.


Top