В формате еженедельного пятничного брифинга журналисты международного отдела портала News.ru Антон Мардасов, Никита Голобоков, Вероника Вишнякова, Ренат Абдуллин анализируют ключевые политические события в мире. А именно подтверждённый визит президента РФ Владимира Путина в Саудовскую Аравию, риторику президента Ирана на саммите ШОС, протесты в Казахстане, политический кризис в Албании и возможную выдачу США основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа.


Танкерный кризис добрался до Бишкека

Никита Голобоков, обозреватель отдела международной политики

Выборы президента Казахстана запомнились не только сокрушительной победой кандидата от партии власти Касым-Жомарта Токаева, но и массовыми беспорядками в начале уходящей недели. Акции протеста против «выборов без выбора» прошли 10 июня в Нур-Султане, Алма-Ате и других крупных городах. Было задержано около 1000 человек. В МВД РК заявили, что организатором манифестаций выступила «экстремистская организация» «Демократический выбор Казахстана», которая по указке из-за рубежа якобы пыталась дестабилизировать ситуацию. Теперь уже избранный президент Токаев продемонстрировал более демократичный подход, чем силовики: главной причиной протестов он назвал бедность, пообещал строго не наказывать организаторов беспорядков и бороться с реальной причиной оппозиционных настроений, а не со следствием.

Это довольно разумный подход. Токаев не обладает столь большим авторитетом, как Назарбаев, и потому не может себе позволить лишний раз быть катализатором раздражения в обществе. Кроме того, елбасы сохраняет за собой решающее слово во внутренней и внешней политике, а Токаев, очевидно, в большей степени регулирует социальную политику.

В целом, вопреки репутации Казахстана как «тихой гавани» на постсоветском пространстве, беспорядки — не новость для республики. Но для того чтобы транзит власти окончательно прошёл без потрясений для политической системы РК, Токаеву действительно необходимо минимизировать основную базу протестных настроений — реально бороться с бедностью и развивать демократические институты, как бы пафосно это ни звучало.

В конце уходящей недели до постсоветского пространства докатился мировой кризис, вызванный усилением экономического и политического давления США на Иран. 14 июня в Бишкеке на саммите ШОС президент ИРИ Хасан Рухани не упустил возможности воспользоваться площадкой и в очередной раз назвал Америку главным источником нестабильности в регионе. Видимо, таким образом Рухани попытался заручиться поддержкой партнёров по ШОС на фоне очередного витка обострения ситуации в Оманском заливе, когда 13 июня при странных обстоятельствах там загорелось два супертанкера.

Версий произошедшего много. Первая: Иран действительно реализовывает угрозу перекрыть стратегически важный Ормузский пролив, учитывая, что введённая США политика «нулевого импорта» неожиданно больно ударила по иранской экономике. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что Иран уже не в первый раз обвиняют в инциденте с гражданским судном в регионе. При этом страна может пойти на обострение нынешней ситуации, когда надо консолидировать население в связи с вернувшимися санкциями. Вторая: за диверсиями стоят недоброжелатели Ирана из числа монархий Персидского залива, которые заинтересованы в столкновении Тегерана с Вашингтоном. Третья: США пытаются убедить своих союзников в окончательной «смерти» ядерной сделки. Подозрительно, что одно из повреждённых судов выполняло рейс по заказу японской компании в то время, когда премьер-министр этой страны Синдзо Абэ завершал свой визит в Иран. Впрочем, полномасштабной войны, учитывая категорическое нежелание администрации Трампа «увязать» в очередных конфликтах, скорее всего, не будет.

Аравийский визит президента

Антон Мардасов, редактор отдела международной политики

Визит президента России Владимира Путина в Саудовскую Аравию намечен на октябрь 2019 года, сообщил 10 июня министр энергетики, промышленности и природных ресурсов королевства Халид аль-Фалих на шестом заседании российско-саудовской межправительственной комиссии (МПК) в Москве. Приглашение российскому президенту передал лично король КСА в ходе государственного визита в Москву в октябре 2017 года, который стал первой поездкой саудовского монарха в нашу страну.

Отношения между странами имеют интересную историю. СССР был первой страной в мире, которая в 20-х годах прошлого века признала новообразовавшееся государство. В 30-х годах советские специалисты помогали королю Абдель Азизу ибн Сауду создавать воздушный флот королевства, а советские дипломаты Назир Тюрякулов и Карим Хакимов пользовались громадным авторитетом и сделали возможным визит наследного принца Фейсала (будущего короля) в СССР. Однако субъективные (отзыв из страны и репрессирование советских дипломатических работников на родине) и объективные (проявление Эр-Риядом более самостоятельной политики за счёт открытия нефтяных месторождений, сближение с Вашингтоном) обстоятельства надолго отсрочили возобновление контактов на серьёзном уровне.

Восстановление дипотношений произошло в 1990 году, но на динамике это особо не сказалось — из-за известных проблем в российской экономике и войны в Чечне. Однако в 2000-е контакты между государствами усилились, прежде всего в связи с общей активизацией Москвы на внешнеполитической арене и в регионе Ближнего Востока в частности. Кропотливая работа подготовила первый визит российского президента в Эр-Рияд, который состоялся в 2007 году. Однако на развитие отношений снова наложила свой отпечаток «арабская весна», и в первую очередь — гражданская война в Сирии, которую Дамаск до сих пор отказывается называть таковой.

В 2015 году в двусторонних отношениях снова наступила «оттепель» — после того как королём стал Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, который, изменив процедуру престолонаследия, сделал кронпринцем своего сына Мохаммеда.

Вряд ли можно согласиться с тем, что именно молодому Мохаммеду принадлежит инициатива по некой либерализации королевства (впрочем, совмещённой с жёсткими попытками проявить себя на международной арене и консолидировать в своих руках власть внутри королевства) — всё-таки изменения в жизни Саудовской Аравии в сторону смягчения ощущались и до монарха Салмана. Тем не менее именно его сын поднял на щит и возглавил процесс переформатирования экономики королевства под эгидой программы «Видение 2030». Её главная цель не столько «слезть с нефтяной иглы» и отойти от экспорта нефти как главной статьи доходов, сколько развивать сектор национальной промышленности. Этот процесс связан с диверсификацией внешнеполитических и экономических связей, тем более что договорённости президента Обамы по иранскому досье сказались на американо-саудовских связях.

Таким образом, диалог Саудовской Аравии и России имеет два измерения. С одной стороны, государства имеют историю непростых отношений и последние годы развивают как политические, так и экономические связи из-за откровенной нелогичности блокового мышления. С другой — связи стран подвержены конъюнктуре, и Эр-Рияд, как и другие игроки Большого Ближнего Востока, нередко использует российский фактор для игры на противоречиях с США.

Почему дело Ассанжа — опасный прецедент

Вероника Вишнякова, специальный корреспондент отдела международной политики

Несмотря на клятвенные заверения Великобритании в том, что Джулиан Ассанж не будет выдан США (именно так можно расценить данное Эквадору обещание не экстрадировать основателя WikiLeaks в страны, где предусмотрена смертная казнь), нет сомнений в том, что именно по такому сценарию и будет развиваться история. МВД уже подписало разрешение на выдачу Ассанжа США, правда, слушания по этому вопросу назначены на февраль 2020 года. В Вашингтоне к «приёму» неугодного журналиста уже готовы — там предъявлены новые обвинения по 17 эпизодам нарушения закона о шпионаже, хотя ранее ограничивались лишь одним. Будущее основателя WikiLeaks выглядит отнюдь не радужно, и, видимо, проведённые в посольстве Эквадора годы покажутся ему сном.

Какие выводы можно сделать из этого эпизода? Пожалуй, главный — США готовы годами ждать момента, чтобы рассчитаться с теми, кто посмел придать гласности их секреты. Даже в случае Сноудена, которому удалось укрыться в России, нельзя исключать варианта, при котором когда-нибудь он окажется «в объятиях» родины. Такой расклад, вероятно, должен снизить желание потенциальных источников секретной информации делиться ею с остальным миром.

Что же касается Великобритании, то ни обвинения в нарушении обещаний, ни доклады ООН о пытках Ассанжа в британской тюрьме, ни протесты и призывы правозащитников отпустить основателя WikiLeaks не нанесут Лондону таких репутационных потерь, которые уже причинил затянувшийся Brexit. Ведь даже обвинить в принятии этих решений по бывшему журналисту, по сути, некого: полная неразбериха внутри парламента, отставка премьер-министра и мучительная невозможность определить будущее страны вытесняют дело Ассанжа даже не на второе место в информационной повестке. За счёт этого историю основателя WikiLeaks со временем просто квалифицируют как одну из издержек периода неопределённости в Туманном Альбионе, а пришедшие во власть на смену нынешним героям смогут вновь раздавать обещания, которым, вероятно, вновь поверят.

Не только Молдавия: политический кризис в Албании усугубляется

Ренат Абдуллин, обозреватель отдела международной политики

На фоне молдавского кризиса в тени оказалась ситуация в Албании. А там, меж тем, не затихают начавшиеся ещё зимой волнения на улицах и политическая борьба в кабинетах. И процессы эти весьма похожи на происходящее в Молдавии. Только без олигарха, подмявшего под себя Конституционный суд.

Претензии у оппозиционной Демократической партии Албании к правящей Албанской социалистической партии (во главе с премьером Эди Рамой) вполне стандартные: за шесть лет у власти почти ничего не сделано, коррупция процветает, а предыдущие выборы были сфальсифицированы. Кроме того, оппозиционеры подозревают председателя правительства в связях с организованной преступностью.

По призыву демократов противники правящей партии неоднократно выходили на улицы, требуя досрочных парламентских выборов; в ответ власти лишь разгоняли протестующих, используя водомёты и слезоточивый газ. Реакция от ЕС и США последовала, но — лишь на словах, с шаблонными призывами к диалогу. Диалог, в свою очередь, не ладится. Президент Албании Илир Мета предложил премьеру добровольно уйти в отставку, на что тот ответил отказом, как и на идею досрочных выборов. Зато Рама решил провести 30 июня выборы муниципальные, дабы заручиться поддержкой населения. И вот на днях Мета своим указом голосование отменил, резонно заметив, что в нынешней ситуации оно едва ли будет прозрачным. Рама решил не сдаваться и объявил о том, что президент своим «противозаконным» решением сам себя лишил полномочий, а выборы состоятся. Конфликт двух лидеров мог бы разрешить Конституционный суд страны, но он де-факто не функционирует — нет кворума.

К чему приведёт это двоевластие, предсказать, конечно, сложно. Но, как и в случае с Молдавией, очевидно, что необходима конкретная политическая помощь мирового сообщества, а не только дежурные фразы о компромиссах.