Новозеландская трагедия унесла десятки жизней и напомнила миру, что террористическая угроза исходит не только от исламских радикалов — фанатичные «сторонники расовой чистоты» и борцы с мультикультурализмом также не брезгуют кровавыми методами. Экстремистские идеи появляются у людей даже в тех странах, где миграционный вопрос не является злободневынм. Против фанатиков-одиночек и небольших групп малоэффективны стандартные полицейские меры и их вовсе не пугает жестокость наказания. Новозеландские стрелки 15 марта использовали неонацистскую символику, что говорит об их осознанном выборе и стремлении распространить человеконенавистнические взгляды. Поэтому, к сожалению, «новые Брейвики» могут снова громко заявить о себе в любой точке земного шара.


Число погибших в результате нападений на две мечети в центре новозеландского Крайстчерча увеличилось до 49 человек. Теракт был совершён в пятницу — в день обязательного для всех совершеннолетних мусульман намаза, когда в мечетях всегда многолюдно.  

PJ Heller/Global Look Press

В связи с нападением силовики задержали четырех человек — трёх мужчин и одну женщину, но позже комиссар полиции Новой Зеландии Майк Буш сообщил, что один из них не имел никакого отношения к атаке. Также Буш уточнил, что вопреки распространённым сообщениям об обнаружении нескольких заминированных автомобилей на самом деле было обнаружено только одно транспортное средство — в нём находилось два самодельных взрывных устройства. Он отметил, что нападение было «очень хорошо спланировано», и пока мечети по всей стране будут находиться под защитой полиции. В то же время, режим чрезвычайного положения, который был введён сразу после стрельбы в Крайстчерч, отменён, и тысячам учащихся, которые оказались временно заблокированными в местных школах, было разрешено вернуться домой.

Тем не менее обстановка остаётся напряженной — полиция рекомендует горожанам не выходить на улицы без крайней необходимости. Новозеландская команда по крикету «Чёрные кепки» объявила, что субботний матч с командой из Бангладеш после террористических атак не состоится: бангладешская команда едва не стала жертвами теракта — спортсмены должны были провести тестовый матч в Крайстчерче 16 марта и направлялись в мечеть, когда услышали стрельбу.

Ультраправый террор

Один из нападавших, задержанных новозеландской полицией, — 28-летний австралиец Брентон Таррант — вёл прямую трансляцию убийств в Facebook в течение 17 минут. Перед атакой он опубликовал в интернете 74-страничный манифест, объясняющий его идеологию и действия. Он наполнен идеями расизма, «белого превосходства» и противодействия исламизации европейских стран. В качестве главных виновников процесса террорист упоминал канцлера ФРГ Ангелу Меркель и президента Турции Реджепа Эрдогана. К слову, Эрдоган уже осудил теракт и заявил, что атаки являются примерами «растущего расизма и исламофобии».

Известно, что Таррант был участником различных праворадикальных сообществ в сети, при этом не попадал в поле зрения правоохранительных органов.

Sammy Zhu/Global Look Press

Убийца также разместил в Интернете фотографии своего оружия и снаряжения, на котором можно увидеть надпись «Милош Обилич» — так звали легендарного сербского воина, который по преданию во время битвы на Косовом поле в 14 веке убил османского султана Мурада. На автомате убийцы изображены имена других европейских полководцев прошлого, сражавшихся против арабов и турок, а также скандинавская руна Одал — современные неонацисты считают её символом чистоты крови. 

Кроме того, Таррант нарисовал на своей винтовке имя Антона Лундина-Петерсона — в 2015 году он пришёл в костюме Дарта Вейдера и нацистской каске, вооружённый мечём и длинным ножом в муниципальную школу «Крунан» в шведском Тролльхайме и устроил резню. Погибло двое работников учебного заведения и 15-летний учащийся, беженец из Сирии. Петерсон оказал сопротивление полиции и был застрелен при задержании — при обыске в его квартире нашли материалы расистского характера и предсмертную записку, в которой он объяснял свои действия недовольством нашествием мигрантов.  

В отличие от Швеции количество мусульман в Новой Зеландии относительно невелико — они составляют всего лишь около 1% населения, что противоречит ситуации, которую Таррант описал в манифесте.

Использование идеологии ставит трагедию в Новой Зеландии в один ряд со стрельбой в синагоге американского Питсбурга в октябре 2018-го, когда погибло 11 человек. Подозреваемый Роберт Бауэрс так же, как и Таррант, не скрывал своих расистских взглядов.

Таким образом, массовые убийства и теракты, устроенные радикальными неонацистами, занимают постоянное место в мировой информационной повестке наряду с аналогичными зверствами исламских террористов.

Вряд ли стоит говорить, что ультраправые террористы идут на смену исламским радикалам — фактически оба вида терроризма сопутствуют один другому, отмечает News.ru вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«Достаточно вспомнить устроенный праворадикалами взрыв в Оклахома-Сити 19 апреля 1995 года, который унёс жизни 168 человек. До 11 сентября 2001 года был самым крупным терактом в истории США. И если вспомнить, как реагировали журналисты и полиция на эту трагедию, в числе одной из первых версия была атака радикальных исламистов, но в этот же день арестовали организатора теракта — праворадикала Тимоти Маквея», — напоминает эксперт.

Нападения на мечети совершаются не впервые. Так, в израильском Хевроне в 1994 году ультраправый террорист Барух Гольдштейн расстрелял молящихся мусульман.

«Конечно, можно проводить параллели между стрельбой в Новой Зеландии и ужасным феноменом Брейвика, — говорит Макаркин. — Брейвик в своём манифесте также выступал ярым противником так называемого „мультикультурализма“. Подобного рода психопаты, к сожалению, могут появиться в любой стране».

Сейчас можно говорить о приобщении праворадикалов (так же, как исламистов) к современным коммуникационным технологиям, замечает эксперт.

«Если раньше американские ультраправые рассылали собственные буклеты и маргинальные издания по почте (согласно поправке в Конституцию США, гарантирующей свободу слова, подобные издания невозможно запретить), то сейчас пользуются электронной рассылкой, что затрудняет спецслужбам возможность их отслеживания», — обращает внимание Макаркин.

Зачастую наибольшую опасность представляют не «засвеченные» до этого где-либо фанатики-одиночки или небольшие группы.

«Чтобы эффективно заниматься профилактикой подобного рода преступлений, необходимо ввести тотальную слежку за всеми по примеру „большого брата“ Оруэлла, а это невозможно ни по техническим, ни по этическим соображениям, — указывает эксперт. — Поэтому, увы, к таким трагедиям надо быть готовым».

Ужесточение наказаний за теракты и массовые убийства тоже вряд ли изменит ситуацию, считает Макаркин и напоминает о спекуляциях на относительно мягких условиях содержания Брейвика: якобы это может стать почвой для возникновения «подражателей». Но не нужно быть профессиональным психологом, чтобы предположить: человек, который идёт на столь страшное преступление, думает о жестокости наказания лишь в последнюю очередь: он перешёл определённую черту и готов ко всему. Тимоти Маквея не остановила перспектива смертной казни, констатирует аналитик.

PJ Heller/Global Look Press

Беспрецедентное насилие

В современной истории Новой Зеландии практически не было массовых расстрелов. Самый известный эпизод произошёл в 1990 году, когда в маленьком городке Арамона Дэвид Грей застрелил 13 человек после ссоры с соседом. В стране довольно либеральные законы об оружии по сравнению: владельцам оружия нужна лицензия, но при этом они не обязаны регистрировать стволы. Поэтому власти точно не знают, сколько легального или незаконно находящегося в собственности огнестрельного оружия в настоящее время находится в обращении: по оценкам полиции Новой Зеландии, общее число составляет около 1,2 млн. В то же время, в стране достаточно низкий показатель насилия: в 2017 году было совершено 35 убийств — меньше, чем число людей, погибших в результате двойного нападения на мечеть в пятницу.

Полицейские Новой Зеландии обычно не вооружены, хотя последние годы выступают за ношение оружия. Согласно опросу, проведённому в 2017 году новозеландским полицейским агентством, 66% опрошенных поддерживают вооружение офицеров, сообщает TVNZ.