Москва и Тбилиси пытаются придать вес двусторонним отношениям через альтернативные дороги и транзитные коридоры. Шансы на активизацию торговли есть, но они прямо зависят от того, найдут ли стороны политический компромисс по установлению таможенной границы — в рамках неформального диалога в формате Абашидзе — Карасин.


Швейцарская маркировка

24 мая в Праге состоится очередной раунд переговоров, в центре которых — увеличение товарооборота через территорию отколовшихся от Грузии Абхазии и Южной Осетии. Ожидается, что по итогам встречи спецпредставителя премьера Грузии по вопросам урегулирования отношений с РФ Зураба Абашидзе с замглавы МИД России Григорием Карасиным будет сформирована рабочая группа по исполнению соглашения «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами».

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили и специальный представитель премьера по вопросам урегулирования отношений с Россией Зураб Абашидзе (слева направо) на пресс-конференцииРИА Новости/Александр Имедашвили

Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили и специальный представитель премьера по вопросам урегулирования отношений с Россией Зураб Абашидзе (слева направо) на пресс-конференции

Соглашение предусматривает создание так называемых торговых коридоров из России в Грузию и Армению через Абхазию и Южную Осетию. Москва и Тбилиси достигли его ещё при Саакашвили, когда в 2011 году он снял вето на вступление РФ в ВТО, но с условием, что коридоры из России пройдут через Абхазию и Цхинвальский регион, а контроль за потоком грузов будут осуществлять международные посредники. В данном случае — представители швейцарской компании SGS (Société Générale de Surveillance, SA).

Служба доходов Грузии подписала соответствующий контракт с SGS 19 декабря 2017 года, после чего грузинская сторона постоянно упрекала российскую в затягивании исполнения своих обязательств. 19 мая Москва лишила Тбилиси этого аргумента: правительство России подписало с федеральным советом Швейцарской Конфедерации соответствующее соглашение, а со швейцарской компанией SGS — госконтракт на мониторинг грузов. Теперь SGS при достижении твёрдых договорённостей между Москвой и Тбилиси может создать пункты в начале и конце торговых коридоров, но не на территории Южной Осетии и Абхазии.

Югоосетинский демарш

Контракт с SGS несколько модифицирует соглашение от 2011 года и предусматривает не только мониторинг грузов, но и создание трёх транзитных коридоров из России через Грузию для перемещения грузов, отмечают грузинские СМИ. Одна дорога будет постоянно открыта для передвижения грузов — действующая автомобильная трасса, которая идёт из Северной Осетии через контрольно-пропускной пункт «Верхний Ларс» на грузино-российской границе (единственный официальный пункт пропуска людей и грузов через грузино-российскую границу). Однако из-за низкой пропускной способности узкой трассы и частых снегопадов зимой обговариваются ещё две запасные дороги, которые проходят через конфликтные зоны: Владикавказ — Южная Осетия — Горийский район Грузии и Сочи — Абхазия — Зугдидский район Грузии.

20 мая Зураб Абашидзе в интервью «Радио Свобода» на вопрос о том, как контракт отразится на «территориальной целостности Грузии», заявил, что договор «больше сконцентрирован на технической стороне», и «мы не хотим политизации этой темы». Однако эта тема на предыдущих переговорах приобретала именно политическую окраску из-за «таможенных границ», указанных в соглашении 2011 года. Их не признаёт грузинская сторона, указывая, что речь идёт всего лишь о торговых коридорах без каких-либо мест, отведённых для грузинской таможенной службы, поскольку тогда сразу появляются таможенные границы.

Тем не менее, как отмечают эксперты, в Тбилиси были давно заинтересованы не только в активизации торговли в регионе, но и в том, чтобы на границах с отколовшимися республиками появились международные наблюдатели. Для грузин главное, чтобы таможенники в окрестностях Зугдиди и Гори не интерпретировались как признание Тбилиси независимости Сухума и Цхинвала.

Поэтому на фоне возможного прогресса в диалоге Грузии и России довольно странным выглядит демарш представителей Южной Осетии. Они заявили: соглашение не учитывает позиций и интересов суверенного государства, Южная Осетия не собирается играть в этом соглашении второстепенную роль и будет участвовать в нём только в качестве равноправного партнёра. 

Судя по всему, заявления югоосетинской стороны не были согласованы с Москвой, и руководство республики, как и в случае с постоянными заявлениями о референдуме о присоединении к РФ, выбрало очередной «удобный» момент для демонстрации своего статуса и решения внутренних проблем республики.