Применение химического оружия в сирийском городе Дума, за которое западные страны грозят Башару Асаду возмездием, является постановкой, и Москва способна это доказать, заявил 13 апреля глава МИД России Сергей Лавров. По словам главы российского внешнеполитического ведомства, у Москвы есть неопровержимые данные о том, что «к постановке приложили руку спецслужбы одного государства, которое сейчас рвётся быть в первых рядах русофобской кампании».


Он отметил, что в ближайшее время в Сирию прибудет экспертная миссия Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). «Рассчитываем, что миссия без промедления поедет в Думу, где никаких подтверждений применения химического оружия российские специалисты, которые обследовали это место, не обнаружили», — добавил российский министр.

Ранее официальный представитель ОЗХО сообщил, что сирийская миссия организации начнёт работу 14 апреля. Первая группа экспертов прибыла в соседний с Сирией Ливан ещё 12 апреля. Сегодня, 13 апреля, в Бейрут приезжает основная часть специалистов. Также министр иностранных дел России Сергей Лавров выразил надежду, что страны Запада не решатся «на авантюру в Сирии по иракскому или ливийскому сценарию». «Сейчас, я надеюсь, на такую авантюру никто не отважится. Но, тем не менее, даже незначительные эксцессы приведут опять к новым волнам мигрантов в Европу», — высказал точку зрения глава МИДа.

В Минобороны сообщили, что в инсценировке участвовал Лондон, а якобы непосредственные участники съёмки ролика о «последствиях химической атаки» рассказали, что видео «постановочное». 

13 апреля президент России Владимир Путин провёл телефонные переговоры с главой Франции Эммануэлем Макроном, посвящённые ситуации на территории САР. После разговора офис французского президента опубликовал заявление, в котором Макрон призвал всех активизировать диалог с Россией, чтобы вернуть мир и стабильность в Сирию. Ранее лидер Пятой республики заявлял, что у Франции есть доказательства использования сирийскими властями химического оружия на прошлой неделе и что страна примет решение об авиаударе по объектам правительственных сил.

Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Samer Bouidani

News.ru писал о том, что, по информации издания The Times, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила президенту США Дональду Трампу, что ей необходимо получить больше доказательств того, что за химатакой в сирийской Думе стоит режим Асада, прежде чем Лондон присоединится к возможным военным действиям. Позже она, видимо, уравновесила резонансный материал издания заявлением о готовности присоединиться к боевым действиям против Сирии без разрешения британского парламента. В свою очередь британский кабинет министров в ходе экстренного заседания пришёл к выводу, что Мэй должна работать вместе с коллегами из США и Франции, чтобы выработать совместный «международный» ответ по сирийскому вопросу.

Пауза, взятая президентом Дональдом Трампом после исходного обещания принять «важные решения» по Сирии в течение 48–72 часов, истекла. Официально Белым домом это объясняется тем, что президент продолжает изучать данные разведки по ситуации в Сирии, а также вести переговоры по данному вопросу со своими союзниками и партнёрами. 

Эксперты по-разному оценивают сложившуюся ситуацию. Одни говорят о том, что Запад опасается конфликта с Россией, поскольку удары из-за паузы должны быть более массированные, чем год назад. Другие считают, что бомбардировки Сирии могут быть отложены из-за потери инерции. Третьи связывают паузу с подготовкой крупной военной операции.

По сообщениям телеканала CNBC, США рассматривают в качестве возможных целей для ударов в Сирии восемь объектов: ими могут стать два военных аэродрома, исследовательский центр и предприятие, которое вроде как производит химоружие. Источник телеканала добавил, что сирийское командование перераспределяет самолёты ВВС Сирии по аэродромам, где базируются российские ВКС, в надежде, что США не станут наносить удары по российским объектам. По информации из соцсетей, авиация и контингенты выведены с военных аэродромов Т-4 и Думейр, а также с объектов в Дейр-эз-Зоре и в южной провинции Сувейда. Ожидание атак сказывается не только на кадровых подразделениях сирийской армии, но и на многочисленных отрядах ополчения, в том числе иностранного. Так, по сообщениям соцсетей, ряд позиций оставила ливанская «Хезболла».

— Ясно, что Дональд Трамп не хочет повторяться. И теперь возможный удар должен нанести более существенный урон Асаду, чем прошлогодний по базе Шайрат. Но тут есть и чисто военный фактор — недостаток сил, которые бы могли нанести действительно массированный удар. Когда Трамп заговорил о готовности применить силу, в Восточном Средиземноморье находился только один эсминец УРО, остальные были разбросаны от испанского порта Рота до британских портов.

На мой взгляд, если в администрации Трампа и хотят всё-таки нанести удар, то не демонстрационный, а способный нанести серьёзный ущерб сирийскому режиму. Здесь опять-таки всё упирается в техническую проблему выбора целей, поскольку важно не затронуть объекты с российскими военнослужащими. Силы Асада и проиранские группировки здесь создают определённые проблемы, начав масштабную передислокацию в желании укрыться под российским «зонтиком».

В общем, удар будет иметь смысл, если сможет нанести реальный ущерб режиму и не стать повторением прошлогоднего, который, по мнению американцев, не остановил Асада. Теперь же проблемой является, какими силами его наносить и какова должна быть его сила, чтобы не привести к конфликту с Россией. Тем более и чрезмерное ослабление Асада или же поддержка операций оппозиции (не курдской) пока на повестке дня не стоит.

В итоге можно допустить, что США и союзники могут счесть нанесение подобного удара нецелесообразным, особенно если не будет уверенности в том, что он сможет остановить Асада от проведения новых масштабных наступательных операций, в которых, с большой долей вероятности, вновь всплывут факты применения ОМП.

Кирилл Семёнов

руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД