USD  62.2556 EUR  72.7955
GOLD1,240 $   Brent72.07 $ Bitcoin6,704.49 $
МОСКВА28°C16:23
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Лавров и Тиллерсон обсудили «колючие» вопросы

МИД России

в мире [ версия для печати ]
Несмотря на сложные отношения, Москва и Вашингтон наращивают контакты

Глава МИДа Сергей Лавров и госсекретарь США Рекс Тиллерсон провели новую встречу на полях 72-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. С начала года она стала уже седьмой и продлилась больше часа. Предыдущая встреча состоялась совсем недавно — 17 сентября. Основными темами для разговора, как и прежде, стали сирийская кампания и Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), а также — украинский кризис и ситуация вокруг Корейского полуострова. Сергей Лавров положительно оценил переговоры с Тиллерсоном, но у сторон остались многочисленные претензии друг к другу.

Ракетные позиции

Кремль и Белый дом по-прежнему имеют ряд взаимных вопросов по ДРСМД. Москва заинтересована в сохранении соглашения, но без нарушений со стороны США. «У нас есть подозрения как минимум по трём позициям в том, что у американцев создаются боевые системы, которые нарушают или могут нарушить обязательства, взятые по договору», — подчеркнул Лавров.

Согласно договору, подписанному Михаилом Горбачёвым и Рональдом Рейганом в 1987 году, ликвидации подлежали ракеты средней дальности (РСД): со стороны СССР — РСД-10 «Пионер», Р-12, Р-14 и крылатые ракеты наземного базирования РК-55; со стороны США — MGM-31C Pershing II («Першинг-2») и BGM-109G (крылатая ракета «Томагавк» наземного базирования). А также ракеты малой дальности (РМД): со стороны СССР — ОТР-22 «Темп-С» и ОТР-23 «Ока»; со стороны США — «Першинг-1А». Вместе с ракетами уничтожению подлежали их пусковые установки (ПУ) и связанные с ними вспомогательные сооружения и оборудование.

К 1 июня 1991 года на территории СССР было уничтожено 1846 ракет, 825 ПУ и 812 корпусов головных частей, а в США, соответственно, 846 ракет и 289 ПУ. Спустя годы у сторон появились претензии к друг другу по поводу несоблюдения договора. А на фоне украинского кризиса Москва и Вашингтон активизировали обмен обвинениями.

Российская сторона постоянно указывает на то, что американцы, во-первых, без согласования ввели и применяют термин «ракета промежуточной дальности». Во-вторых, на основе ступеней межконтинентальных баллистических ракет наземного (Minuteman) и морского базирования (Trident) изготовили ракеты-мишени HERA, LRALT и MRT, которые задействуют при испытательных пусках зенитных противоракет.

В-третьих, в универсальные пусковые установки Mk41 наземной системы ПРО Aegis Ashore, развёрнутые в Румынии и планируемые к размещению в Польше, загружаются противоракеты SM-3, но при замене электроники, которую можно провести достаточно оперативно, в них технически возможно разместить крылатые ракеты «Томагавк».

В-четвёртых, США давно приняли на вооружение стратегические беспилотные ударные аппараты, которые также вроде как нарушают ДРСМД.

Последний аргумент — показатель того, что договор нуждается в адаптации к современным реалиям. Формально, если следовать букве договора, беспилотники, имеющие радиус полёта более 500 километров, подпадают под определение «крылатой ракеты наземного базирования». Но, как отмечают специалисты, стратегические БЛА должны быть выведены за скобки, тем более что они не несут ядерный заряд и Россия также пытается развивать подобные системы.

Поэтому американцы, в свою очередь, считают претензии к беспилотникам необоснованными, а также обвиняют уже российскую сторону в несоблюдении договора. А именно в разработке комплекса РС-26 «Рубеж», крылатой ракеты Р-500 для системы «Искандер» и ракеты 9М729, считающейся сухопутной версией морского комплекса «Калибр». Снять взаимные претензии могут только инспекции на местах, которые когда-то были, и перевод диалога на экспертный, технический уровень, чтобы специалисты могли конкретно разговаривать по «железу». А договорённости по ДРСМД важны для продления на пять лет не менее значимого Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), срок действия которого истекает в феврале 2021 года.


Абстракции и запугивание

Глава российского внешнеполитического ведомства, отвечая на вопросы журналистов в Нью-Йорке, также прокомментировал позицию Москвы по другим вопросам. Он заявил, что Россия вынуждена мириться с присутствием в Сирии американской коалиции. По его словам, Москва считает США «незваным гостем» в стране, но российские и американские военные продолжают поддерживать контакты, чтобы исключить конфликтные ситуации, особенно в условиях боёв за Ракку и Дейр эз-Зор. Чтобы «не пострадали общие цели борьбы с терроризмом», пояснил Лавров.

По его словам, Москва пока не услышала конкретных претензий от не согласных с её украинской резолюцией сторон (Украины и США). Но работа по проекту ввода миротворцев ООН в Донбасс продолжается.

Также глава российской дипломатии отметил, что заявления президента Дональда Трампа о намерении «полностью уничтожить Северную Корею» в случае угрозы Вашингтону неприемлемы. Лавров выразил уверенность, что запугивание может лишь продолжить конфронтацию, а не повлиять на снижение её уровня.

«Частота встреч между двумя главными дипломатами России и США — позитивный знак, свидетельство того, что обе стороны понимают необходимость в поддержании постоянного прямого канала коммуникации, — отметил в беседе с обозревателем News.ru эксперт Российского совета по международным делам и Международного дискуссионного клуба „Валдай“ Максим Сучков. — Для Тиллерсона „нормализация отношений с Россией“, как бы абстрактно это ни звучало, является одним из трёх приоритетов на посту госсекретаря. Есть мнение, что он может и готов покинуть свой пост ещё до окончания президентского срока Трампа, поэтому успеть сделать как можно больше конструктивного на российском направлении для Тиллерсона в какой-то степени — личное измерение».

По словам аналитика, определённые успехи в Сирии свидетельствуют если не о полноценном сотрудничестве, то о налаженной «координации», что в условиях текущей конфронтации — немало.

«Вместе с тем обсуждения „колючих“ вопросов Лавров и Тиллерсон не сторонятся. Российские претензии к США по несоблюдению отдельных положений ДРСМД — это своего рода „контрнаступательные меры“, — продолжает Максим Сучков. — В последние месяцы в Вашингтоне много говорили об аналогичных нарушениях со стороны России».

Однако тот факт, что разговор и на эту тему частично и плавно переходит из плоскости «обвинений на публику» в пространство экспертно-дипломатического обсуждения, тоже хороший сигнал. Важно развить его в правильном русле, заключает эксперт.


Другие новости
Top