15 марта Белоруссия отмечает День Конституции. Спустя 25 лет после её принятия в 1994 году, президент страны Александр Лукашенко заявляет о возможности принятия новой редакции Основного закона. Главный вопрос повестки будущих изменений — транзит власти в государстве. При этом не исключено, что в этот процесс активно вмешается Россия.


Пожизненный лидер

Нынешняя Конституция Белоруссии подвергалась серьёзным изменениям дважды, и всякий раз — в пользу усиления власти президента. Изначальный текст предполагал строительство парламентской республики, в которой Верховный Совет обладал практически всей полнотой власти, включая внесение изменений в Основной закон и роспуск местных советов. В 1996 году в Белоруссии прошёл референдум, по результатам которого президенту отошли права назначения всех министров правительства, судей, генпрокурора и главы Национального банка. Вместо Верховного Совета в стране появилось Национальное собрание, состоящее из двух палат, причём президент получил право назначать своих представителей в верхнюю палату — Совет Республики. Следующий референдум по изменению Конституции состоялся в 2004-м: из документа были убраны положения, запрещающие одному и тому же лицу занимать пост президента более двух сроков подряд. Благодаря этому Лукашенко смог сохранить власть до сегодняшнего дня.

На нынешний момент Лукашенко находится во главе государства почти четверть века. Это самый длительный срок среди европейских лидеров, а на постсоветском пространстве он уступает только президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, который правит с 1990 года, и главе Таджикистана Эмомали Рахмону, возглавившему республику в 1992-м. В остальном мире дольше Лукашенко находятся у власти президент Уганды Йовери Мусевени (с 1986 года), президент Камеруна Поль Бийя (с 1982-го) и глава Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианг Нгема Мбасого (возглавил страну в результате военного переворота в 1979-м).

Военный парад в честь Дня Независимости БелоруссииВоенный парад в честь Дня Независимости БелоруссииWei Zhongjie/Xinhua/Global Look Press

Долгое пребывание Лукашенко у руля государства сформировало в общественном сознании Белоруссии определённую терпимость к тому, что и оставшиеся в Конституции ограничения власти президента фактически не соблюдаются. Например, глава государства часто издаёт не прописанные в Основном законе чрезвычайные акты, имеющие силу закона, но никто в стране не поднимает вопросы о правомерности такой практики.

1 марта этого года, во время большой пресс-конференции, Александр Лукашенко, отвечая на вопрос главного редактора белорусской редакции радио «Свобода» Валентина Жданко, заявил о новых возможных изменениях в Основной закон.

«Сегодня я склонён к тому, что новую Конституцию нам придётся принимать. Нам придётся усиливать другие ветви власти, исполнительную, законодательную. Может что-то, но после серьёзного анализа, нужно будет предпринять по избирательной системе. Вводить или не вводить пропорциональную систему или остановиться на мажоритарной», — сказал президент.

При этом он заметил, что новый текст Основного закона будет принят не раньше, чем через два года, после президентских выборов 2020 года.

Среди экспертов мало кто сомневается, что Лукашенко намерен переизбраться ещё на пять лет в следующем году. Но встаёт вопрос, о каком перераспределении полномочий в пользу правительства и парламента говорил глава государства. Большинство политологов полагает, что, учитывая весь опыт правления Лукашенко, он вряд ли добровольно откажется от власти и может только усилить свои права, пусть формально и в новой должности.

Слабая оппозиция

Мировая практика показывает, что конституционные «кульбиты» нередко приводят совершенно не к тем результатам, на которые рассчитывают их инициаторы. Один из наиболее ярких и близких примеров для постсоветских лидеров — смена власти в Армении в апреле 2018 года. Бывший президент страны Серж Саргсян решил продлить своё нахождение у власти, добившись в результате референдума перераспределения полномочий в пользу премьер-министра. Однако на новом посту Саргсян продержался всего пару дней и был вынужден уйти под давлением уличных протестов, которые возглавил Никол Пашинян.

В то же время, эксперты замечают, что для подобного сценария в стране должна существовать сильная оппозиция, имеющая хорошо отлаженные организационные структуры и ярких лидеров. Ни того, ни другого у противников президента в Белоруссии нет. News.ru ранее рассказывал, что за время нахождения Лукашенко у власти оппозиция маргинализировалась и год от года получала всё меньшую поддержку граждан. Так, если на президентских выборах в 2001-ом кандидат от объединённой оппозиции Владимир Гончарик набрал 15,65%, то в 2006-м кандидат Александр Малинкевич получил только 6,2%.

Сотрудники правоохранительных органов задерживают в центре Минска участника несанкционированной акции протеста День волиСотрудники правоохранительных органов задерживают в центре Минска участника несанкционированной акции протеста "День воли"Виктор Толочко/РИА Новости

В 2010-м беспартийный выдвиженец движения «Европейская Беларусь» Александр Санников заручился поддержкой всего 2,43% избирателей, а представитель социал-демократов Татьяна Короткевич в 2015-м была поддержана 4,42% пришедших на выборы граждан. Сегодня же представители различных оппозиционных партий и движений и вовсе всерьёз рассуждают о выдвижении выдворенной из Таиланда звезды «фильма для взрослых» Анастасии Вашукевич (Насти Рыбки).

Другая проблема существующей оппозиции — отсутствие чёткой программы действий в случае прихода к власти. Главными лозунгами остаются переориентация страны с России на Запад, популяризация белорусского языка. Однако такие постулаты не отвечают на вопросы, как решать проблемы в экономике и улучшить материальное положение граждан. К тому же, Лукашенко давно научился хорошо чувствовать настроения общества и перехватывать некоторые идеологемы оппозиции. В частности, президент всё чаще стал говорить о расширении сотрудничества с Европой и критиковать российское руководство. В команде главы государства сейчас много сторонников прозападного вектора, наиболее яркий из них — министр иностранных дел Владимир Макей, хорошо принимаемый в странах ЕС.

Новая тактика России

Грядущий транзит власти в Республике вполне естественно интересует ближайшего соседа и союзника страны — Россию. До недавнего времени тактика российского руководства заключалась в том, чтобы добиться согласия между президентами двух государств. Однако практика последних месяцев показала, что лидеры не могут самостоятельно разрешить накопившиеся противоречия, касающиеся как экономических преференций со стороны Москвы, так и откровенно буксующего строительства Союзного государства, договор о котором был подписан ещё в 1999 году. Многочисленные встречи Александра Лукашенко и российского президента Владимира Путина не привели ни к каким значимым результатам, включая беспрецедентно долгие трёхдневные переговоры в феврале этого года.

По всей вероятности, в Москве поняли, что работать надо не только с руководством страны, но и с её гражданским обществом.

12 марта посол России в Белоруссии Михаил Бабич встретился с представителями оппозиционного движения «Говори правду» Андреем Дмитриевым и Татьяной Короткевич (участвовала в президентских выборах 2015 года). Как позже рассказал Дмитриев, серьёзного разговора о предстоящих выборах не велось, однако оппозиционеры обсудили с российским послом основные проблемы двусторонних отношений. Интересно, что, как следует из слов Дмитриева, по многим вопросам было найдено взаимопонимание. Бабич не увидел ничего страшного в желании популяризировать белорусский язык, а представители оппозиции заверили дипломата, что считают отношения с Россией стратегическими и всячески выступают за их развитие. Таким образом, Дмитриев и Короткевич намекнули, что готовы работать не только с прозападно настроенными гражданами, но и с теми, кто считает себя частью «русского мира», что может значительно расширить электоральную базу противников Лукашенко.

Президент Белоруссии Александр ЛукашенкоПрезидент Белоруссии Александр Лукашенкоx99/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

В свою очередь, белорусские власти продолжают использовать постулат о якобы имеющемся плане России поглотить страну. 14 марта Михаил Бабич дал расширенное интервью, в ходе которого сказал о попытках Минска сохранить экономические преференции со стороны Москвы.

«Если мы действительно строим Союзное государство, то это в целом справедливая постановка вопроса. Но без практической реализации положений Союзного договора о единой денежно-кредитной, налоговой, промышленной, аграрной, инфраструктурной, таможенной и прочей политики перейти на такой уровень интеграции невозможно, ни в финансовом, ни в юридическом плане», — заявил посол.

В ответ представитель МИД страны обвинил российского посла в подтасовке цифр и призвал более уважительно относиться к стране пребывания.

По мнению экспертов, в дальнейшем риторика белорусских властей о необходимости сохранить суверенитет будет только усиливаться. Это может стать сильным козырем в руках Лукашенко накануне грядущих президентских выборов и возможных конституционных изменений. Однако и проявленная со стороны российского посла заинтересованность в работе с гражданским обществом может серьёзно изменить привычный политический ландшафт Белоруссии.