USD  62.6851 EUR  72.5329
GOLD1,280 $   Brent75.22 $ Bitcoin6,737.76 $
МОСКВА21°C21:49
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Базы в Сирии для войны и мира

ТАСС/пресс-служба Минобороны РФ/ Вадим Савицкий

в мире [ Версия для печати ]
Какие задачи позволяет решать присутствие российских военных в САР после окончания активной фазы военной операции

Российские военные базы в Сирии Хмеймим и Тартус продолжат функционировать и после завершения военной операции РФ в этой стране, рассказал на днях глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов.

«Обе базы в Сирии, и Хмеймим, и Тартус, не только продолжат функционировать, но постоянно будут улучшать свои качества и возможности, имея впереди долгосрочную перспективу нашего присутствия в этом далеко не спокойном регионе», — сообщил он.

Шаманов добавил, что на территории Сирии наступил «период постконфликтного урегулирования со своими сложностями и особенностями». Он также отметил, что в России был накоплен большой опыт в результате первой и второй чеченских войн. «Нам есть чем поделиться с нашими сирийскими коллегами и другими гарантами процессов мирного урегулирования в Сирии», — добавил он, указав, что в ближайшее время будет уточняться план реализации постконфликтного урегулирования, в котором будет выработан график вывода определенного количества сил и средств.


Малыми силами — большие задачи

Авиабаза в Латакии действует на постоянной основе на основании договора с Сирийской Арабской Республикой, по которому РФ имеет право не запрашивать сирийское руководство и держать там необходимую авиационную группировку, в том числе и тяжелые самолеты. Например, практически уже на постоянной основе с территории РФ в район Средиземного моря летают самолеты комплексной разведки надводных и подводных целей Ту-142М3.

Кроме того, количество самолетов на аэродроме Хмеймим может измениться в разы буквально за ночь и проконтролировать это трудно: прилетели, сели, заправились, отработали и улетели. То количество самолетов, которые постоянно находятся на аэродроме, с марта 2016 года особо не изменилось. Переменное число — транспортные, поскольку они практически сразу же улетают назад. Так, согласно спутниковым снимкам, в середине ноября 2017 года на аэродроме Хмеймим находилось 35 боевых самолетов ВКС России — три МиГ-29СМТ, восемь Су-24М, четыре Су-25СМ, четыре Су-27СМ/ и/или Су-35С, два Су-30СМ и 14 Су-34, а также — два самолета Ил-20/Ил-22, два Ил-76 и один Ан-26.

ТАСС/Александр Елистратов

До недавних пор объект Военно-Морского Флота РФ в Тартусе — причал и несколько небольших хозпостроек на берегу — и некоторое присутствие военных советников и представителей военной разведки также рассматривались Москвой как некий инструмент политики на Ближнем Востоке. За последние годы ВМФ «не прирос» новыми кораблями и продолжает базироваться на советском наследии, тем не менее нынешние базы в Тартусе и Хмеймиме — крайне важны для будущего развития Вооруженных сил страны.

Для ВМФ Тартус — единственная точка на карте Средиземного моря и в его окрестностях, где российские боевые корабли в ходе совершения дальних походов могут всегда и беспрепятственно пополнить запас топлива и провизии, а также выполнить необходимый ремонт. После утраты всех зарубежных баз и пунктов базирования Тартус приобретает для флота поистине стратегическое значение. При этом развернутые на объектах самолеты, средства ПВО, вкупе с сирийскими береговыми ракетными комплексами, а также крылатыми ракетами, пуски которых уже не раз были отработаны из бассейна Каспийского моря, позволяют сдерживать потенциального противника от возможной агрессии. Однако, если оценивать только обычные вооружения, то у РФ при всем желании нет возможности проведения масштабной военной кампании — ресурсы российского флота и военно-транспортной авиации просто не позволяют проводить такие боевые действия в удаленном регионе.

Global Look Press/Russian Defence Ministry


Вне внимания

Даже при повышенном интересе к аэродрому в Латакии не понятно, были или есть на базе наделавшие шума ОТРК «Искандер-М». В марте 2016 года в репортаже телеканала Минобороны «Звезда» с Хмеймима в объективы телекамер попала самоходная пусковая установка 9П78-1 комплекса. Тогда одни российские эксперты сразу отметили, что в период конфронтации с Турцией комплекс — некий сдерживающий субстратегический ресурс России в регионе, а другие склонились к тому, что это лишь новая модификация машины обеспечения боевого дежурства. Однако в июле 2016 года появились коммерческие снимки авиабазы, где хорошо было видно два комплекса «Искандер-М». Тогда этот факт почему-то остался незамеченным, но вероятность дальнейшего базирования РК для прикрытия базы существует.

Также в СМИ не получило широкое распространение развертывание на авиабазе Квейрис (Кверес) помимо средств ПВО (как минимум, ЗРПК «Панцирь С-1» и С-200) скоростных истребителей-перехватчиков МиГ-31. По данным источников News.ru, некоторое время они базировались именно на Квейрисе, а не на Хмеймиме. Для таких самолетов круг задач непосредственно в Сирии крайне ограничен, однако в перспективе они могут сопровождать другие самолеты над Средиземным морем. А учитывая большую скорость и боевую нагрузку МиГ-31, за час боевого дежурства он может достичь района Мальты или Гибралтара, при этом имея возможность простреливать территории ракетами дальнего радиуса действия. По большому счету, в регионе ни у кого нет самолетов с такими возможностями.

При проведении операции российское присутствие в Сирии не ограничивалось только базой ВВС и ВМФ. Речь идет об использовании «аэродромов подскока» для работы армейской авиации — вертолетов. Задействование Москвой артиллерийских подразделений, армейского спецназа и Сил специальных операций, военной полиции в других провинциях — не значит, что они постоянно базировались в той или иной местности. Непосредственно в боевых действиях российские силовики решали тактические задачи, а чаще вели и продолжают осуществлять подготовку новобранцев и переподготовку бойцов 5-го добровольческого корпуса, доставлять гуманитарную помощь, вести переговоры с оппозицией. В настоящее время вне Хмеймима и Тартуса российские военнослужащие несут службу на наблюдательных пунктах в зонах деэскалации и зоне деконфликтации (Тель-Рифаат), в курдском Африне и на востоке страны.

ТАСС

Таким образом современные силы и средства, развернутые на сирийских объектах, позволяют России решать большой круг задач в регионе. Другое дело, что политическое урегулирование, о котором сейчас говорят со всех площадках, подразумевает под собой проведение реальных, а не декоративных реформ сирийского режима, с которым Россия заключала договор об аренде.


Давление на Дамаск

Понятно, что нынешние влиятельные кланы в Дамаске не признают совершенных ошибок политического, экономического и военного характера и отрицают этноконфессиональный дисбаланс в стране, который является одним и факторов, способствующим реинкарнации радикальных формирований в бедных суннитских районах Сирии.

Хотя внешние игроки, в частности Россия и США, официально отрицают разделение Сирии на зоны влияния и подчеркивают целостность страны, однако только используемые ими военные объекты на территории САР свидетельствуют об уже де-факто созданных зонах влияния. При этом для Москвы, если дистанцироваться от ура-патриотических заявлений, имеющих мало отношения к сложной сирийской действительности, присутствие американцев на территории Сирии — не осложняющий, а позитивный фактор, который может быть использован для давления на Дамаск, отрицающий необходимость реального реформирования Сирии.

В таком случае военные контингенты из России, США и Турции могут выступить гарантами сирийского аналога Дейтонских соглашений о мире в Боснии и Герцоговине (1995). Те пункты, которые предлагает ООН применительно к сирийскому урегулированию, по своей сути сводятся именно к такому сценарию. Скажем, Боснийская схема формирования вооруженных сил в Сирии в перспективе способна интегрировать армейские подразделения, отряды умеренной оппозиции в зонах деэскалации и на севере Алеппо (зона турецкой операции «Щит Евфрата») и даже курдско-арабские формирования «демократических сил Сирии». Напомним, что в Боснии интеграция вооруженных формирований проходила условно в два этапа: сначала мусульмане и хорваты создали единые вооруженные силы, а затем туда были интегрированы сербы. В конечном счете к 2006 году из трех армий создали одну, основу которой составляют три пехотные бригады — 4-я, 5-я, 6-я, причем в каждую из них входит по мусульманскому, хорватскому, сербскому батальону.

Несмотря на некоторую критику, вызванную, прежде всего, слабостью централизованной власти, Дейтонские соглашения сыграли ключевую роль в прекращении того конфликта: стороны обязались обеспечивать и поддерживать безопасность на своих территориях, сохраняя гражданские правоохранительные органы, а также — вывести из страны всех иностранцев, включая добровольцев. Такой сценарий бы действительно способствовал «замирению» воюющих сторон, однако готовы ли к нему все игроки — большой вопрос.


Читайте также
политика 18:27, 28 ноября 2017
Судан готов разместить в Красном море военную базу РФ
Присутствие России поможет обезопасить территориальные воды Судана
в мире 16:56, 25 ноября 2017
Россия оставит базы в Сирии после завершения операции
Такое заявление сделали в Совете Федерации
в мире 10:57, 21 ноября 2017
В Сирии после окончания контртеррористической операции останутся военные базы РФ
При этом численность контингента российских военных сократится
общество 08:47, 26 октября 2017
В Совфеде рассказали о базе ВМФ, которая будет создана на Курилах
На Курильских островах будет создана крупная военно-морская база, которая будет способна принимать корабли любого тоннажа
Top