Вопрос возвращения палестинцев в сирийский лагерь Ярмук продемонстрировал отсутствие единого мнения на этот счёт среди самих палестинских движений. Накануне руководство «Народного фронта освобождения Палестины — Главное командование» (НФОП-ГК) заявило о готовности отправить людей в населённый пункт, расположенный в провинции Дамаск, однако конкурирующее движение ФАТХ предостерегло от каких-либо окончательных выводов о готовности лагеря принять беженцев — там разрушено около 80% инфраструктуры.


«Сирийский режим пытается скрыть свою ведущую роль в уничтожении 80% домов и инфраструктуры в лагере», — заявил изданию The New Arab главный координатор ФАТХ Айман Абу Хишам, комментируя заявления руководства САР о том, что Ярмук открыт для возвращения бежавших оттуда жителей.

Лагерь не раз становился местом ожесточённых боёв между правительственными и оппозиционными силами, что привело к бегству 75% его населения. Некоторые бежали и в те районы, которые подвергались интенсивным бомбардировкам. «Режим пытается скрыть ответственность за эти преступления, заявив, что приветствует возвращение палестинских беженцев, — добавил Айман Абу Хишам. — Но как они вернутся в разрушенный лагерь без каких-либо чётких планов по его восстановлению? Новый указ, принятый сирийским правительством в начале этого года, нацелен на то, чтобы положить конец статусу этого района — статусу палестинского лагеря. Те фракции, которые приветствуют заявления режима, являются соучастниками в его преступлениях».

Лагерь, ситуация с которым сейчас является поводом сомневаться в готовности Дамаска принимать назад палестинских беженцев, находится всего в 8 км от сирийской столицы. До активной фазы гражданской войны (до 2012 года) там проживало около 160 тыс. человек. Когда начался конфликт, палестинцы разделились. Представители суннитского движения ХАМАС перешли на сторону оппозиции — сначала Сирийской свободной армии, затем — «Ахрар аш-Шам». Позже в лагере развернулись уличные бои между НФОП-ГК, который поддержал сирийское правительство, и вооружённой оппозицией (Сирийской свободной армией). В 2015 году Ярмук оказался под наплывом боевиков из запрещённых в РФ группировок «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра», которые переместились в палестинский лагерь из района Хаджр-эль-Асвад (пригород Дамаска). В мае 2018 года после договорённостей о капитуляции Ярмук был возвращён под контроль лояльным официальному Дамаску силам. На реконструкцию инфраструктуры были даже выделены средства Организацией освобождения Палестины. Восстановлением занимается Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам.

Процесс восстановления инфраструктуры в лагере ЯрмукПроцесс восстановления инфраструктуры в лагере ЯрмукAmmar Safarjalani/Xinhua/Global Look Press

Несмотря на то, что правительство президента Башара Асада призывает палестинских беженцев вернуться, чтобы продемонстрировать стабильность в стране, создаётся ощущение, что власти в действительности не горят желанием видеть кого-либо — средств на восстановление у Дамаска и его союзников нет, а сторонние державы вроде Китая осторожны в своей инвестиционной политике. Тем не менее для сирийского режима такая ситуация — очередной повод обвинить в бедах всех, кроме себя, и подчеркнуть, что в стране не было гражданской войны — был только якобы заговор против Сирии.

«Есть страны, которые по-прежнему препятствуют возвращению сирийских и палестинских беженцев, несмотря на то, что сирийское правительство способствует этому и у него есть план по организации возвращения», — заявил замминистра иностранных дел САР Фейсал Микдад.

Впрочем, НФОП-ГК уже дал понять, что он не против заселения палестинского лагеря. Член руководства движения Анвар Раджа заявил, что ряд районов Ярмука по-прежнему находится в удручающем состоянии из-за военных действий, однако возвращение мирного населения всё равно будет происходить в организованном порядке. Наблюдатели обращают внимание, что НФОП-ГК слишком зависим от сирийского режима.

Айман Абу Хишам ставит под вопрос искренность заявлений Дамаска и НФОП-ГК.

«Более половины людей из лагеря были вынуждены бежать за пределы Сирии, и эти заявления направлены на то, чтобы создать впечатление, что сирийский режим — союзник сопротивления, который выступает за палестинское дело, — отмечает координатор ФАТХ. — Но правда в том, что режим нанёс больше вреда палестинскому делу».

Айман Абу Хишам подчеркнул, что аналогичный процесс происходит в южной провинции Дераа, где палестинцы также были вынуждены покинуть лагеря беженцев, и их теперь якобы приглашают вернуться. 

«Безусловно, есть реальное и сильное желание вернуться, но есть много препятствий, — поясняет представитель ФАТХ. — Те, кто покинули Сирию, не чувствуют себя в безопасности в тех районах, которые находятся под контролем режима, — они опасаются преследований, арестов и убийств». 

И такое ощущение характерно не только для палестинских беженцев — его разделяют и мирные жители, которые покинули другие районы Арабской Республики.