Советник США по России при Билле Клинтоне и Джордже Буше, директор центра Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета Анджела Стент в эксклюзивном интервью News.ru оценила перспективы улучшения отношений России и США, назвала векторы возможного взаимодействия и высказалась о перспективах урегулирования украинского кризиса.


— В настоящее время всё ещё непонятно, состоятся ли переговоры президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа «на полях» G20 в Осаке. Видите ли вы необходимость в такой встрече и состоится ли она, на ваш взгляд?

— Я думаю, что встреча должна состояться. Возможность для этого есть. Вопрос заключается в том, какова будет повестка. И мы уже получили на него ответ, когда господин Майкл Помпео (госсекретарь США. — News.ru) встречался с господином Лавровым и президентом Путиным. Так что я думаю, мы его знаем. Но должна быть достигнута договорённость о том, что именно это и станет повесткой (встречи президентов. — News.ru).

— Видите ли вы в настоящее время возможность для улучшения отношений между двумя странами?

— Я думаю, это сложно. Фактор России в настоящий момент в большой степени является внутренним вопросом в Соединённых Штатах. Так что пока идёт избирательная кампания — это сложно, хотя и возможно. Наверное, есть вопросы, по которым мы можем найти взаимопонимание, в частности — по контролю над вооружениями.

Анджела СтентАнджела СтентСергей Булкин/News.ru

— Если мы говорим о контроле над вооружениями, то нельзя не упомянуть ДРСМД и вопрос продления СНВ-III. По вашему мнению, есть ли шанс найти взаимопонимание и продлить основополагающий договор по стратегическим вооружениям? Какова вероятность привлечения Китая к диалогу по заключению трёхстороннего договора?

— Я думаю, что и Соединённые Штаты, и Россия хотели бы включить Китай (в соглашение. — News.ru), но Пекин в настоящий момент в этом не заинтересован. На мой взгляд, необходимо сначала начать переговоры между США и Россией, а потом, возможно, в какой-то момент китайцы станут их частью. Но я думаю, что это вопрос не настоящего времени, а будущего.

— Говоря о таких темах, как вопросы Ирана, Сирии, Ближнего Востока в целом, Венесуэлы, Северной Кореи, можно ли представить взаимодействие на этих направлениях?

— Диалог по Афганистану идёт, он возможен и по Северной Корее. Сейчас позиция США по КНДР затруднительна, а российский президент Путин встречался с президентом Ким Чен Ыном. О Венесуэле в настоящее время не так много слышно, но вопрос всё ещё остаётся сложным для обсуждения. У нас есть свой представитель, который решает такие вопросы и ведёт переговоры с российской стороной. Так что это возможно.

— Какую роль США в настоящее время могли бы сыграть в диалоге Москвы и Киева после того, как Владимир Зеленский стал президентом Украины?

Анджела СтентАнджела СтентСергей Булкин/News.ru

— США не играют главной роли. У нас есть спецпредставитель Госдепартамента Курт Волкер, который говорит с украинцами. У него также есть канал связи с господином Владиславом Сурковым (помощником президента РФ. — News.ru). Но в настоящее время мало что происходит. Я бы сказала, что в этом вопросе лидерство возьмут европейцы, а не США.

— Можно ли в целом ожидать того, что страны начнут вести нормальный диалог и услышат друг друга после смены руководства Украины?

— Я надеюсь на это. Мне кажется, такая возможность есть. Если обе стороны хотят разрядить ситуацию, то путь будет найден.