Будущее Абдельазиза Бутефлики на посту президента Алжира находится под большим сомнением. Среди возможных сценариев — быстрый поиск подходящего преемника, структурные экономические и политические реформы и даже введение чрезвычайного положения. Но каким бы ни был исход политического кризиса, уже сейчас можно сделать вывод: когда один человек удерживает власть слишком долго, «стабильность» в глазах большинства населения начинает ассоциироваться с коррупцией, отсутствием демократических институтов и социальным неравенством.


Более 1000 алжирских судей 11 марта заявили о бойкоте президентских выборов, намеченных на 18 апреля, и об отказе наблюдать за законностью их проведения в случае, если Бутефлика, возглавляющий страну с 1999 года, не снимет своей кандидатуры.

«Мы не намерены контролировать выборы, которые будут проводиться вопреки воле народа… Народ является единственным источником государственной власти», — говорится в их заявлении.

Министр юстиции Алжира Тайеб Лоух осудил поведение судей, призвав их не присоединяться к протестам и сохранять нейтралитет. В то же время массовые демонстрации, начавшиеся в республике 22 февраля, не прекращаются, а возвращение в страну президента после очередного курса лечения в швейцарской клинике, кажется, лишь подстегнуло протестующих. Народ выступает против решения Бутефлики баллотироваться на пятый срок и сомневается в его дееспособности — в 2013 году он перенёс инсульт и с тех пор прикован к инвалидному креслу, практически не выступает перед народом. Ещё во время прошлой предвыборной кампании, в 2014 году, президент Алжира отсутствовал на публике, а с избирателями общались генералы из его ближайшего окружения.

7 марта было опубликовано первое за долгое время обращение Бутефлики к народу — из Швейцарии. Президент поприветствовал «мирный характер народных выступлений» и призвал алжирцев сохранить стабильность в стране «в целях её дальнейшего развития и строительства». В то же время глава государства предупредил граждан о высокой вероятности дестабилизации в случае продолжения антиправительственных демонстраций.

Сейчас на улицы Алжира выходят сотни тысяч человек, в демонстрациях участвуют уроженцы всех провинций. Протесты поддержали учащиеся школ и высших учебных заведений, представители профсоюзов, журналистского и адвокатского сообществ, часть независимого духовенства. Оппозиционная алжирская партия «Фронт социалистических сил» (ФСС) приняла решение вывести своих депутатов из обеих палат парламента в качестве жеста солидарности с манифестантами.

Как отмечают эксперты, массовые протесты свидетельствуют о коренных изменениях в общественном сознании алжирцев. Долгое время местное общество, уставшее от «лихих 90-х» — времени разгула терроризма в стране, ценило установившийся с приходом Бутефлики относительно спокойный период. Кроме того, алжирцы негативно оценивали опыт «арабской весны» в Тунисе, Ливии и Египте. Сейчас выросло новое поколение граждан, для которых политическая «стабильность» правления Бутефлики и верхушки правящей партии Национального освободительного фронта ассоциируется исключительно с отсутствием демократии, коррупцией, высоким уровнем безработицы. И молодёжь готова предпринимать активные действия для того, чтобы изменить ситуацию в стране.

В этом смысле будущее 82-летнего Бутефлики вызывает сомнения. Эксперты видят несколько возможных сценариев дальнейшего развития событий. Как наиболее вероятные — выдвижение «глубинным государством» (так называют в действительности управляющих Алжиром представителей военного командования, крупного бизнеса и глав влиятельных кланов) нового кандидата, проведение системных политических и экономических реформ и даже введение чрезвычайного положения.

На момент написания статьи стало известно, что Абдельазиз Бутефлика сообщил об отсрочке выборов главы государства, а также о том, что не намерен баллотироваться на следующий срок. Глава Алжира пошёл на поводу у народа, правда, чем закончится это противостояние, узнаем совсем скоро.

— Массовые протесты оппозиции оказались настолько серьёзными, что заставили президента Алжира экстренно вернуться в страну, не завершив курс лечения в Швейцарии, — ходят слухи, что Бутефлика покинул клинику на неделю раньше положенного срока. И на последнем видеообращении мы увидели больного человека, чью нечленораздельную речь практически невозможно понять. Есть много сомнений относительно самостоятельности действий Бутефлики — предположительно, вся реальная власть в Алжире сосредоточена в руках его брата Саида и других его родственников. Из-за этого и не осуществляется смена декораций — поскольку приход любого другого президента может привести к столь серьёзному потрясению внутри алжирской элиты, что семья Бутефлики не сможет гарантировать свою безопасность.

— Как в целом протесты влияют на избирательную кампанию и действия властей?

— Отношение власти к протестам за прошедшие три недели поменялось. Об этом можно судить по заявлениям второго человека в алжирской иерархии — начальника штаба Национальной народной армии, заместителя министра обороны Алжира генерала Ахмеда Гаид-Салаха. В момент начала протестов он угрожал оппозиции танками и обвинял протестующих в попытке вернуть Алжир в «лихие девяностые».

Уже во втором выступлении, после того как число манифестантов резко увеличилось, он выступил в более нейтральном ключе. И, наконец, 10 марта, когда количество протестующих в Алжире побило все рекорды — к протестам присоединились все провинции, на улицы вышли около миллиона алжирцев, требуя снять кандидатуру «президента-мумии», — генерал Салах в видеообращении изъявил желание взаимодействовать с народом. Учитывая большую роль, которую армия играла в истории страны, заявления Салаха можно трактовать двояко.

— В какую сторону развивается кризис?

— Пока что точно можно предсказать только дальнейшее увеличение масштабов антиправительственных демонстраций. К манифестантам могут присоединиться также представители диаспоры за рубежом. Для России как для ключевого партнёра Алжира в области торговли оружием тревожным звонком может стать желание части алжирской элиты дружить с США. Многие представители нового поколения алжирского военного и политического истеблишмента не против пойти путём Саудовской Аравии и Катара и купить за дружбу с США экономическое благополучие страны.

Сергей Балмасов

эксперт Института Ближнего Востока и Российского совета по международным делам