Массовыми задержаниями был отмечен день досрочных президентских выборов в Казахстане, первых, в которых не участвовал Нурсултан Назарбаев. Предполагается, что голосование должно обеспечить мягкий переход власти к Касым-Жомарту Токаеву, занявшему пост главы государства в марте этого года, но решившему всё же заручиться поддержкой населения, не дожидаясь 2020-го. Эксперты сходятся в том, что политический курс не претерпит серьёзных изменений в случае победы фаворита гонки, поскольку он всё равно находится под влиянием Назарбаева. Однако сам по себе факт конкурентных выборов, до которых даже был допущен оппозиционный кандидат, может добавить плюсов к имиджу казахстанской власти.


Решение Токаева о досрочном голосовании, озвученное им всего два месяца назад, поставило его соперников в сложное положение, фактически лишив времени на проработку предвыборных программ. Впрочем, в его победе мало кто сомневается, но зато у шести конкурентов, выставивших свои кандидатуры, появился шанс громко заявить о себе и создать задел на будущее, к 2021 году, когда в стране состоятся парламентские выборы.

Абзал Калиев/РИА Новости

9 июня в Казахстане был отмечен не только высокой явкой (77% на момент закрытия участков), но и протестными акциями с призывами бойкотировать выборы. Как сообщил первый заместитель министра внутренних дел страны Марат Кожаев, в результате было задержано около ста человек. На улицы они вышли по призыву запрещённой в Казахстане организации «Демократический выбор Казахстана», заявил представитель МВД.

Беглый руководитель организации вёл массированную пропагандистскую работу по дискриминации власти и бойкоту выборов. Несмотря на эти призывы, выборы идут в штатном режиме, — отметил Кожаев на воскресном брифинге.

Среди задержанных оказались не только граждане Казахстана, выступающие против действующей власти и выборов, но и работники СМИ, например, корреспондент Agence France-Press Крис Риклтон, у которого, по его словам, даже отняли аккредитационное удостоверение. Позднее журналист был отпущен. Очевидно, что протестные акции нарушили планы казахстанских властей по демонстративному мягкому переходу. Некоторые зарубежные СМИ с энтузиазмом восприняли добровольный уход с поста Назарбаева и решение Токаева о проведении выборов, посчитав, что авторитарный режим всё-таки трансформируется и сможет в перспективе послужить примером для других постсоветских лидеров (в частности, Александра Лукашенко). Неоспоримы и имиджевые приобретения для самого Казахстана в случае реализации мягкого сценария. Однако фотографии весьма жёстких задержаний могут подпортить эту идиллическую картинку.

Задержания протестующих в Нур-Султане в день выборов президента КазахстанаЗадержания протестующих в Нур-Султане в день выборов президента КазахстанаВалерий Шарифулин/ТАСС

Самому же президентству Токаева едва ли что-то угрожает. Согласно майским опросам, он лидировал с 72,7% поддерживавших его респондентов. Для сравнения: ближайший конкурент — оппозиционный кандидат Амиржан Косанов (на выборы выдвинут национал-патриотическим движением «Судьба нации») — мог похвастаться лишь 7,9%. Данные экзитполов ожидаются после полуночи по местному времени, а предварительные итоги выборов — 10–11 июня. Но каким бы ни был исход голосования, серьёзных изменений ожидать не приходится, дал понять Токаев в ходе общения с журналистами в день выборов.

Безусловно, я говорил об этом в своей предвыборной кампании, Казахстан сохранит преемственность, — заявил он. — Что касается внешнеполитического курса, он будет продолжен в том виде, в котором проводился первым президентом республики Нурсултаном Назарбаевым.

Неизбежность «преемственности», видимо, осознают и конкуренты Токаева. Так, например, оппозиционер Косанов, на которого возлагали надежды многие противники действующей власти, не стал идти с ней на конфронтацию — проголосовав в Нур-Султане, он в ходе общения с журналистами отметил, что «особых претензий по ходу кампании» у его штаба нет.