USD  63.2396 EUR  73.7247
GOLD1,270 $   Brent75.55 $ Bitcoin6,122.41 $
МОСКВА27°C19:19
поиск ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Сэр заговорил и пригрозил

Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Fred Porcu

спорт [ Версия для печати ]
В мировом велоспорте завершилась эпопея по делу «таинственного пакета» сильнейшей команды мира Sky и лучшего гонщика мира сэра Брэдли Уиггинса

Пока в России и мире всё ещё разгораются страсти по поводу WADA и РУСАДА, в мировом велоспорте, который постоянно трясёт от допинговых скандалов, завершилась история с «таинственным пакетом» Sky. Гонщик сэр Брэдли Уиггинс прервал молчание, которое он хранил во время расследования.


Хронология

Причиной расследования Антидопингового агентства Великобритании (UKAD) в отношении Sky стала публикация газеты Daily Mail, в которой говорилось, что во время французской гонки «Критериум Дофине — 2011», победителем которой стал Уиггинс, в команду был доставлен пакет с неизвестным лекарственным препаратом.

8 июня 2011 года ассистент при Федерации велоспорта Великобритании Саймон Коуп взял в штаб-квартире федерации пакет, который был оставлен на его рабочем столе. В то время бывший технический директор федерации велоспорта Британии и тренер команды Sky Шейн Саттон попросил Коупа доставить пакет во Францию, где на тот момент проходила гонка, и передать его врачу команды Sky Ричарду Фриману. Позднее Коуп утверждал, что пакет был им получен от консультанта Sky и физиотерапевта федерации велоспорта Фила Бёрта, и что находится в пакете, он не имеет представления.

В интервью британской газете глава команды Sky Дэйв Брэйлсфорд заявлял, что Коуп ехал во Францию, чтобы встретиться с велогонщицей Эммой Пули, но гонщица отвергла данный факт, заявив, что она участвовала в гонках в Испании.

12 июня 2011 года Коуп прилетел из Манчестера в Женеву, затем поехал к подъёму Ла-Туссуир, где проходил этап «Критериума Дофине», куда и доставил пакет Фриману. После вернулся в Лондон. В день доставки пакета Уиггинс одержал победу в гонке, после которой получил препарат флуимуцил (обладает муколтическим действием, разжижает мокроту, применяется при бронхите. — Ред.) в виде ингаляции.

Перед «Тур де Франс — 2011», 28 июня 2011 года, Уиггинс получил разрешение на терапевтическое использование триамцинолона ацетонида — препарата, используемого при лечении бронхиальной астмы, хронического бронхита. Французскую веломногодневку он проехать не смог и сошёл с неё после полученного в результате падения перелома ключицы. Но через год он выигрывает «Тур де Франс».

В 2016 году группа хакеров Fancy Bears опубликовала сертификаты на терапевтическое использование препаратов британского велогонщика. В документах говорится, что Уиггинсу было разрешено использовать триамцинолона ацетонид в виде инъекций 29 июня 2011 года, 26 июня 2012 года и 22 апреля 2013 года в качестве препарата для лечения астмы. В сентябре 2016 года гонщик выступает на канале BBC, где заявляет, что используя данный препарат, не пытался извлечь «нечестное преимущество».

Global Look Press/Panoramic

Команда Sky признаёт, что медицинских записей по гонке «Критериум Дофине — 2011» в отношении Уиггинса не было сделано, так как врачи команды должны были использовать систему Dropbox для хранения и обмена информацией, но некоторые врачи, включая Фримана, «не смогли справиться с новой системой и предпочли сохранять электронные записи на своих устройствах, а делиться ими по телефону». В «серьёзных ошибках» с медицинскими записями призналась и Федерация велоспорта Великобритании.


Показания и решение

Парламент Великобритании в 2016 году создал специальный комитет, который начал расследование дела. В ходе дачи показаний Антидопинговому агентству Великобритании в марте 2017 года выяснились новые подробности. Фриман сообщил, что в 2014 году его ноутбук, содержавший медицинские записи, был украден, когда он отдыхал в Греции. Также он сообщил о краже ноутбука Федерации велоспорта Великобритании и команды Sky.

В свою очередь Брэйлсфорд отказался отвечать на вопросы о содержимом пакета, доставленного из Манчестера в Женеву врачу команды Фриману. «Я никогда не видел этого пакета, естественно, сейчас я не могу вернуться туда и узнать, что в нём было. Я знаю лишь то, что мне сказали про пакет». Уиггинс также сказал UKAD, что не знает, был ли этот препарат привезён в том пакете.

По итогам расследования были опрошены 37 человек, но отсутствие медицинских записей, которые должны были находиться у Федерации велоспорта Великобритании и в команде Sky, помешало процессу.

TASS/AP/Alexander Zemlianichenko

Ну а раз ноутбук с медицинскими записями украли и никто ничего не знает, значит, и нет достаточных доказательств. Почти с такой формулировкой 15 ноября 2017 года UKAD объявило, что по итогам расследования по поводу загадочного пакета, доставленного в команду Sky во время «Критериума Дофине — 2011», никаких обвинений предъявляться не будет, так как UKAD не нашло достаточных доказательств того, что именно находилось в пакете.

Конечно же, этому решению обрадовались в команде. «Антидопинговое агентство Великобритании подтвердило, что не намерено выдвигать никаких обвинений в нарушении антидопинговых правил в связи с расследованием по делу, связанному с „Критериумом Дофине — 2011“. Мы рады, что UKAD завершило расследование и не будет предпринимать никаких дальнейших действий. Мы всегда заявляли, что не делали ничего, нарушающего правила, мы всецело сотрудничали с UKAD на протяжении последнего года», — говорится в пресс-релизе Sky.

Обрадовался и первый британский чемпион «Тур де Франс», но намерения в отношении UKAD у него серьёзные.


Молчание — золото

Главный фигурант дела Уиггинс, на протяжении года не давший ни одного комментария по делу, заговорил только после того, как UKAD объявило о закрытии расследования. Но не просто прервал молчание: он намерен подать в суд на агентство.

«Я одобряю, что Антидопинговое агентство Великобритании подтвердило, что не будет предъявлять никаких обвинений в нарушении антидопингового законодательства в отношении так называемого таинственного пакета Sky. Против меня не выдвигалось никаких обвинений, так как не были нарушены антидопинговые правила. Я рад, что это, наконец, подтверждено публично. Но большое количество вопросов относительно расследования, как я чувствую, так и останутся без ответов», — приводит заявление Уиггинса Velolive.

Гонщик отметил, что быть обвинённым в употреблении допинга — наихудшее из возможных обвинений для любого профессионального спортсмена, особенно когда обвинение предъявляется без доказательств.

«Я продолжал хранить молчание на протяжении всего этого периода, позволяя UKAD вести их расследования как можно более профессионально, чтобы не мешать их работе. Я поступил так, несмотря на широко распространившиеся и необоснованные спекуляции прессы, когда меня преследовали до самых дверей дома, когда комментаторы и профессиональные велогонщики рассуждали, не зная фактов. В это время я и моя семья жили как в аду. Временами казалось, что это не что иное, как охота на ведьм», — сказал спортсмен, добавив, что разочарован некоторыми комментариями, сделанными UKAD.
«Не существует доказательств, чтобы возбудить против меня дело, при других обстоятельствах это было бы явным основанием для признания невиновности. Количество времени, которое потребовалось для того, чтобы прийти к этому выводу, причинило мне серьёзный вред, особенно когда заявления по расследованию были больше похожи на заголовки в новостях, чем на настоящую, проверенную информацию», — сказал Уиггинс.

Global Look Press/ZUMAPRESS.com

Пятикратный олимпийский чемпион (четыре раза на треке, один — на шоссе) дал чётко понять, что он делал всё, что было в его силах, чтобы помочь UKAD в расследовании, однако несмотря на все связанные с ним доступные ему медицинские записи, агентство больше с ним не контактировало. «Меня ни разу не просили предоставить дополнительную информацию», — сказал гонщик, добавив, что за его карьеру вся медицинская документация относительно его лечения была абсолютно вне его контроля.

«Я полностью доверял команде, был уверен, что они выполняют свою работу согласно такому же стандарту, который я сам требовал от себя на велосипеде. Если бы все записи велись аккуратно и как положено, никакого расследования бы не началось», — уверен гонщик.

Напоследок в своём заявлении сэр Уиггинс попросил СМИ оставить в покое его и его семью и уважать их частную жизнь. «Я планирую в будущем сделать публичное заявление по этому поводу, потому что рассматриваю варианты возможных правовых действий», — заключил восьмикратный чемпион мира (семь раз на треке, один — на шоссе).

Командор ордена Британской империи Уиггинс завершил карьеру в 2016 году.


Top