USD  66.2497 EUR  78.0753
GOLD1,199 $   Brent78.20 $ Bitcoin6,730.94 $
МОСКВА27°C21:54
ПОИСК ПОИСК ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 18+ facebook twitter vkontakte instagram

Хоккей с сурдопереводом

Clobal Look Press/Dmitry Golubovich

спорт [ версия для печати ]
Есть ли место жестам на площадке?

В последнее время в Континентальной хоккейной лиге (КХЛ) пристальное внимание стало уделяться не только откровенной грубости игроков по отношению к сопернику, но и тому, что иногда ускользает даже от пристального взгляда телекамер.

Совсем недавно жертвой собственной невоздержанности стал игрок «Автомобилиста» Никита Трямкин, который в матче его команды против «Салавата Юлаева» продемонстрировал Линусу Умарку некий жест, не понравившийся судейской бригаде. К слову, матч не закончили оба — Умарк позднее также был отправлен в раздевалку до конца игры, причём тоже за неспортивное поведение. А на текущей неделе хоккейная общественность бурно обсуждала инцидент во встрече «Витязя» и СКА. По ходу этой игры хоккеист «Витязя» Алексей Семёнов, получив 2 минуты за толчок соперника клюшкой, а потом ещё и дисциплинарный штраф за недовольство решением судей, также был отправлен досматривать игру за пределы площадки из-за того, что продолжил аплодировать судьям со скамейки для оштрафованных.

TASS/PA Images

Никита Трямкин

Перед очередным матчем подмосковного клуба, в котором «Витязь» встречался с «Авангардом», на официальном сайте КХЛ был опубликован комментарий главы Департамента судейства лиги Алексея Горского, который оценил эпизод однозначно в пользу бригады арбитров. По словам Горского, реакция Семёнова на решение судей о десятиминутном дисциплинарном штрафе «продолжала оставаться насмешливо-издевательской и должна была быть наказана удалением до конца игры».

С одной стороны, реакция Семёнова понятна. Он не согласен с удалением за нарушение правил на льду, ещё больше вопросов у него вызвал дисциплинарный штраф, и, повинуясь эмоциям, он продолжил выражать отношение к этим решениям и на скамейке. С другой стороны, к КХЛ и судьям матча вопросов ещё меньше. Горский в данной ситуации ссылается на пункт 1.20 «Перечня нарушений, санкций и дисквалификаций» действующего дисциплинарного регламента лиги, в котором подобные действия трактуются именно так.

В самом деле, условную «перебранку» игроков на льду слышит ограниченный круг людей, а жестикуляцию в адрес арбитра видят многомиллионная телевизионная аудитория и зрители на трибунах. Что не может не вредить имиджу лиги и судей как её представителей. При этом споры о том, стоит ли наказывать официальных лиц на спортивных мероприятиях за жестикуляцию, ведутся довольно давно. Особенно это касается проявлений эмоций, не подвергающихся однозначной трактовке.

Многие помнят жест Олега Знарка в адрес тренера сборной Швеции Рикарда Грёнборга на чемпионате мира 2014 года. Ряд средств массовой информации поспешили окрестить его «жестом смерти», но на самом деле в запале игры он мог означать всё что угодно. Не исключая версии самого Знарка, озвученной впоследствии, — о том, что у него болело горло и ему не хотелось вступать в словесную перепалку. При этом оба тренера получили по одному матчу дисквалификации и в скором времени объявили о том, что не держат друг на друга зла.



Не меньше скандалов на почве неудачного невербального выражения эмоций бывает и в других командных видах спорта. Большим любителем поговорить, не используя слов, считается футболист «ПСЖ» Неймар. Он и свой собственный фирменный жест разработал (по словам его окружения, отсылающий к традициям бразильской молодёжи), и над соперниками при помощи рук «подтрунивал», да и в аплодисментах судье также был замечен.



Но ещё интереснее история с нигерийским форвардом Эммануэлем Эменике, в сезоне 2011/12 РФПЛ выступавшим за московский «Спартак». Африканец, празднуя важный гол в ворота «Зенита» в матче, ставшем для столичного клуба ключом ко второму месту, показал некий жест, который главный арбитр расценил либо как оскорбительный призыв к трибунам замолчать, либо как демонстрацию недовольства судейством, «вопреки которому» он забил. Сам Эммануэль после игры пребывал в недоумении и утверждал, что жест этот (который действительно весьма напоминал один из тех, которые считаются оскорбительными) в традициях его страны именуется «жестом предков» и является благодарностью родителям за то, что он смог добиться в жизни.



Возвращаясь к ситуации с Алексеем Семёновым, следует заметить следующее. Жесты, являющиеся однозначно оскорбительными, должны караться по всей строгости правил игры. Провокационные жесты (к которым можно отнести и «аплодисменты» Семёнова) необходимо рассматривать в рамках регламента того турнира, к которому относится матч. В данном случае регламент на стороне судейской бригады. Но существуют эпизоды, не подвергающиеся однозначной трактовке (по разным причинам — от возможности различного значения жестов в разных культурах до элементарного недопонимания), которые стоит разбирать в отдельном порядке.

А место эмоциям в большом спорте всегда есть. Главное, чтобы досада после игры ограничивалась огорчением от поражения любимой команды и не переходила в плоскость взаимных провокаций и оскорблений — вне зависимости от статуса участников конфликта.


самое читаемое
Другие новости
Top