Госдума и Совфед приняли поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которые расширяют возможности Генпрокуратуры по блокировке нежелательных ресурсов в Интернете. Документ изначально предусматривал блокирование информации, содержащей обоснование и оправдание экстремистской деятельности. Однако, как рассказал один из его авторов, на принятие документа повлияла ситуация с поддельными сертификатами о прививках от коронавируса.

Законопроект с поправками был внесён в парламент ещё в июле 2020 года группой депутатов от «Единой России», КПРФ и «Справедливой России». Со временем к нему добавили предложения по блокировке, помимо оправдания экстремизма, ложных сообщений о терактах, объявлений о продаже поддельных документов, а также информационных материалов запрещённых в РФ экстремистских и террористических организаций.

Как объяснил NEWS.ru один из авторов поправок к документу депутат Сергей Боярский, участившаяся в Сети торговля поддельными сертификатами о прививке от COVID-19 стала не единственной причиной принятия законопроекта, но одной из тех, что подтолкнула к этому.

Практика последнего времени показала нам, что при работе с опасным контентом главное — это время. Мы не можем долго ждать судебных решений о блокировке. Если посмотреть, как, например, осуществляется торговля поддельными сертификатами о прививке от коронавируса, то счёт там идёт на минуты. Поэтому нам нужны новые инструменты для эффективной борьбы. Сертификаты о вакцинации не единственная причина, из-за которой мы вводим эти инструменты, есть и торговля поддельными правами и другое.

Сергей Боярский первый зампредседателя комитета Госдумы по информационной политике

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Сегодня прокуратура может без судебного решения блокировать призывы к экстремистской деятельности и участию в несанкционированных митингах. Также блокировка возможна за «недостоверную общественно значимую информацию» и публикацию информационных материалов иностранных организаций, признанных в РФ нежелательными. Теперь возможности для досудебной блокировки сильно расширяются и это вызывает опасения у некоторых экспертов.

Адвокат и старший партнёр проекта «Сетевые Свободы» Станислав Селезнёв считает, что законопроект — настоящий ящик Пандоры в интернет-цензуре, так как им неограниченно расширяют возможности блокировок. По его словам, подобных расширений не было с момента появления в России практики внесудебной блокировки в 2013 году.

При этом в законопроекте используются формулировки вроде «экстремистской деятельности» без строго определения, что само по себе расширяет потенциал для блокировок. Согласно документу, под запрет может попасть любой пост без явного осуждения этой деятельности. Де-факто любая критическая информация о власти или какая-то жёсткая критика теперь, если законопроект подпишет президент, может быть удалена, — считает Селезнёв.

В свою очередь Сергей Боярский призывает не драматизировать ситуацию вокруг принятого законопроекта. Как отмечает депутат, блокировка осуществляется не по желаниям какого-то отдельного пользователя, а по решению компетентного органа — Генпрокуратуры. К тому же все необходимые механизмы были проработаны.

Ситуацию драматизировать не стоит. До сих пор не было же каких-то громких скандалов о блокировке какого-то резонансного контента или чего-то такого, правильно? — отмечает парламентарий.

Фото: Сергей Булкин/NEWS.ru

Станислав Селезнёв подчёркивает, что, когда речь шла о блокировке прокуратурой через суд, это был достаточно длительный сложный процесс. Этим объясняется то, что в списке блокированного примерно шесть тысяч ссылок. По мнению адвоката, прокуратура хочет сделать процесс наполнения реестра экстремистских материалов таким же быстрым, как наполнение Роскомнадзором чёрного списка сайтов, в котором гораздо больше блокированных ссылок. Также сейчас судебную блокировку можно отследить и даже успешно оспорить, а с внесудебной блокировкой это становится сделать сложнее.

Также опасность заключается в том, что под определение потенциальных нарушителей закона попадают люди, сделавшие репост. Это значит, что количество людей, оштрафованных и даже арестованных за распространение материалов, внезапно признанных экстремистскими, может достичь десятков тысяч человек, — говорит Селезнёв.

Эксперт Роскомсвободы и старший юрист Digital Rights Center Владимир Ожерельев отмечает, что законопроект о блокировках уже шесть раз менялся после того, как был принят в первоначальном виде. Все изменения расширяли полномочия исполнительной власти по внесудебным блокировкам сайтов с противоправной информацией.

В этом свете новые изменения являются вполне закономерными, и в будущем стоит ожидать ещё больше аналогичных поправок либо консолидации норм о блокировках, — считает Ожерельев.

Тем не менее эксперт отмечает, что закон допускает возможность судебного обжалования блокировки в течение трёх месяцев с момента вынесения решения о включении сайта в реестр запрещённого контента.