После того как министр обороны России Сергей Шойгу отменил приказ своего предшественника Анатолия Сердюкова о рассекречивании архивных документов периода 1941–1945 годов, многие СМИ сообщили, что в ведомстве свёртывается тренд на прозрачность. Этот шаг якобы повлечёт трудности при общественном расследовании спорных сторон истории Великой Отечественной войны, таких как потери среди военных и мирных жителей или расстрел поляков в Катыни. Однако, как выяснил NEWS.ru, речь идёт просто о смене ответственного за документы внутри структуры, а курс на рассекречивание материалов будет продолжен.

24 марта стало известно о том, что Шойгу отменил приказ «О рассекречивании архивных документов Красной армии и Военно-морского флота за период Великой Отечественной войны 1941–1945 годов». На документе, действовавшем с 8 мая 2007 года, стояла подпись предшественника Шойгу — Сердюкова. Как итог, в предыдущие годы исследователи получили возможность работать с ранее недоступными материалами.

В частности, благодаря решению Сердюкова была внесена ясность в данные о количестве погибших солдат Красной армии. Спор по этому вопросу среди отечественных и зарубежных историков не прекращается с 1946 года, когда Иосиф Сталин заявил о семи миллионах убитых. Официальные цифры со временем только возрастали. В 2007-м, после начала действия сердюковского приказа, тогдашний начальник Военно-мемориального центра ВС РФ Александр Кирилин сообщил, что по уточнённым данным, число погибших советских солдат в ходе ВОВ составило 8 860 400 человек.

Фото: Andrey Kotliarchuk/Russian Look/Global Look Press

Ряд СМИ и общественных деятелей высказали опасение, что теперь Минобороны вернётся к более закрытому режиму хранения документации и получить доступ к архиву станет сложнее. С учётом объявленного российскими властями курса на борьбу с разного рода «фальсификациями истории», особенно упомянутого периода времени, и даже введения уголовного наказания за «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» такой ход выглядел бы странным.

Однако в Минобороны поспешили заверить, что архив закрываться не будет, а приказ Сердюкова распространялся только на годы ВОВ, тогда как новый документ, который уже подписал Шойгу, касается всей Второй мировой войны, то есть периода с 1939 по 1945 год. Иными словами, рассекречивать теперь должны больше информации. В военном ведомстве пояснили, что приказ бывшего министра обороны был отменён исключительно из-за потери актуальности. Об этом же NEWS.ru заявил автор книг о советских танковых войсках Дмитрий Шеин.

Сердюков своим приказом возложил ответственность за рассекреченные архивы на управление делами Минобороны, но это не их профиль, они долгое время пытались как-то передать эти обязанности. Теперь этим будет заниматься управление архивом Минобороны, и им это как раз по статусу и положено. То есть, по сути, ничего не изменилось и речь идёт об изменении некой бюрократической процедуры.

Дмитрий Шеин писатель

Передача ответственности за рассекреченные документы архивному управлению была реализована на основании приказа № 589 от 12 ноября 2020 года. По словам Шеина, данное ведомство не существовало в тот момент, когда Сердюков принял решение о рассекречивании материалов времён ВОВ.

Фото: Антон Кардашов/АГН «Москва»

Архив — обыкновенная военная бюрократическая организация. Документами она делится не хуже и не лучше, чем другие. Я не вижу за переходом полномочий попытки цензуры и о каком-то закручивании гаек со стороны коллег не слышал, — говорит Шеин.

Аналогичную точку зрения высказывает сотрудник Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), пожелавший остаться неизвестным.

Если коротко, то Шойгу стал отменять приказы, которые издавал Сердюков, в том числе о рассекречивании. При этом Шойгу издал новый приказ о том же. То есть, по идее, ничего не должно измениться, рассекречивание как шло, так и будет идти, — считает он.

При этом работник архива социально-политической истории полагает, что общий тренд на закручивание гаек, не связанный с приказом министра обороны, всё же есть. Как уже писал NEWS.ru, в последние годы учёные и рядовые граждане часто сталкиваются с ограничениями в доступе к документации историко-политического характера. Палки в колёса ставят различные силовые ведомства. Нередко снятие грифа секретности осложняется действующей политической конъюнктурой.