Конституционный суд, как известно, допустил конфискацию имущества и активов у родственников и близких друзей коррупционеров в случае, если они не докажут законность своих приобретений. Причём решение было принято в ответ на обращение в КС как раз родственников полковника-миллиардера Захарченко.


Но вот что примечательно. Дело куратора банковского сектора от ФСБ полковника Кирилла Черкалина только расследуется, однако попадающие в печать подробности, иногда шокирующие, иногда откровенно комедийные, удивительным образом напоминают детали недавнего процесса над Дмитрием Захарченко, который уже в МВД также не оставлял своим неусыпным вниманием подведомственные банки.

Особенно привлекают внимание объяснения появления в распоряжении их ближайших родственников немалых сумм. Тут уж предъявленные защитой яркие картинки трудового подвига их предков вызывают смесь восхищения и здоровой зависти. Помните, как объяснили появление в квартире у матери Захарченко почти двадцати миллионов рублей, шестисот тысяч евро и многих тысяч долларов? Оказывается, матушка обвиняемого ещё в начале девяностых, когда первоначальное накопление капиталов толком и не началось, получила от «неназванного лица» солидное наследство как раз в миллион долларов. Как говорится, повезло. Естественно, если бы эту версию всерьёз рассматривали, то она увела бы сам ход следствия в туманную даль. Пойди — найди и задокументируй истоки того богатства.

Впрочем, тут же было готово и иное объяснение: мол, матушка полковника МВД без устали трудилась на своём огороде и скопила некую толику состояния благодаря продажам плодов своего труда на рынках. Понятно, что овощи всегда в цене, особенно выращенные без привлечения семян ГМО и химии. Да и батюшка его в бытность свою деревенскую выгодно отличался от односельчан рачительностью и, в хорошем смысле, скаредностью. Ценил каждую копейку. Кстати, совсем недавно срок полковнику МВД немного скостили. Не зря, видимо, на апелляционном слушании сравнивал себя с литературными героями. Помогло.

Но вот под следствием другой полковник — Кирилл Черкалин, у которого уже изъяли шесть миллиардов рублей в разных валютах. Впрочем, на конфискацию в казну этой суммы в качестве как бы отступного он согласен, но вот другие претензии следствия отвергает с порога. В частности, по сценарию Захарченко фантастическим образом объясняются немалые суммы, найденные у его родственников.

И тут опять выясняется, что богатство просто липнет к ним чисто генетически. В частности, его отец уверяет, что квартиру и солидный земельный участок он купил на деньги своего отца, то бишь деда нынешнего полковника ФСБ. Вот так просто скромный пограничник, получавший, все помнят какую зарплату начала девяностых, взял и одолжил своему наследнику какие-то жалкие сорок пять миллионов рублей. Как мы видим, в отличие от матушки Захарченко, ему даже не пришлось ждать своей доли наследства, её ему выплатили, так сказать, авансом. Да плюс доходы его супруги, матери полковника, которая активно занималась репетиторством.

После таких заявлений невольно хочется открыто поддержать введение налога на самозанятых, раз уж репетиторы зарабатывают миллиарды. Ну и, конечно, экономность во всём. Тут же на память приходит цитата из «Горя от ума»: «Умеренность и аккуратность. Два качества, а стоят наших всех!».

Словом, цирк, начатый на процессе Захарченко, теперь всеми силами продолжают адвокаты и Черкалина. А нам остаётся только восхищаться удачливыми семьями, которые из поколения в поколение тяжким трудом умножают миллиардные накопления. Ну, а дети их в погонах, конечно, совершенно ни при чём. Говорят, Черкалин обвешал свою камеру в «Лефортово» иконами, превратив её просто в подобие кельи. Только неясно, молит ли об отпущении немалых грехов или, наоборот, или бьёт поклоны, чтобы проведение отвело бы руку правосудия и от него самого, и от активов, что не вошли в первые шесть миллиардов.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен