После того как по настоянию президента Владимира Путина законодатели серьёзно смягчили ответственность за экстремизм в соцсетях, дело блогера Синицы стало самым громким по этой части правосудия. Собственно, нашумевшим оно стало сразу после того, как молодой человек нажал кнопку «Твитнуть». Невоздержанность юноши в выборе слов привела к тому, что ближайшие пять лет он проведёт в колонии общего режима: 3 сентября Пресненский суд признал его виновным в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды и дал в наказание именно такой срок.


Вообще, есть какая-то ирония судьбы в том, что человек по фамилии Синица лишился свободы из-за поста именно в Twitter (глагол tweet переводится с английского как «чирикать»).

Сам он утверждал на суде, что его слова были вырваны из контекста, и с обвинением не соглашался. Мы не можем, да и не захотим цитировать то, что он написал в Интернете, но, поверьте, та жестокость по отношению к детям разгонявших митинги силовиков, к которой он призвал, вызвала оторопь даже у многих оппозиционеров. Это было за гранью обычной «шалости» или привычного интернет-хамства из категории «и что ты мне сделаешь».

В подобных делах, если суд занимает жёсткую позицию и наказывает человека реальным сроком, всегда поднимается широкая общественная дискуссия о том, насколько вообще уместно преследовать людей за слова в Интернете, и мнения тут очень разные. Например, телеведущий Владимир Соловьёв в соцсетях считает, что обвинительный приговор суда в отношении Синицы станет сигналом всем, кто верит в безнаказанность в Сети.

Шутки кончились. Что-то мне подсказывает, что это только начало. И будут ещё дела, — написал он.

Маргарита Симоньян Маргарита Симоньян Kremlin Pool/Global Look Press

Главный редактор RT Маргарита Симоньян у себя в Telegram-канале устроила опрос о том, как на призывы, подобные тем, что опубликовал Синица, должно реагировать государство, и большинство её подписчиков призывают сажать, «потому что сегодня призывы, а завтра — убийства», но не только Синицу, а «всех подобных экстремистов».

В свою очередь глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков считает, что приговор блогеру — это «месть полицейского государства и новый откровенный вызов». Многих других оппозиционеров не позволяет процитировать Роскомнадзор — их реакцию можно охарактеризовать как возмущённое удивление.

Собственно, главная проблема этого приговора, как и вообще российского правосудия, — в стихийной его работе. Синица действительно написал ужасные вещи. И те, кто его в этом обвиняют, правы. Но правы и те, кто напоминает, что сторонников оппозиции также регулярно призывают линчевать. Силовики любят говорить о важности неотвратимости наказания, особенно когда им удаётся найти какого-нибудь человека, который 20 лет назад по синему делу набил морду собутыльнику. Но в нашей печальной реальности именно избирательная работа правоохранительных органов даёт повод говорить об их репрессивной сути.

Общность правил игры для всех и является основой стабильного государства, а не количество людей в шлемах и бронежилетах. Понятные правила в экономике привлекают инвесторов и делают нашу жизнь более сытой. Одинаковые правила в политике позволяют сделать эту сферу жизни более конкурентной и адекватной окружающему миру. А равный подход к людям в судебной системе позволяет не бояться подкинутых в карман наркотиков и жить спокойно, зная, что ты законопослушный гражданин.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен