17 октября Бутырский суд Москвы вынес приговор Ирине Пахомовой. 39-летняя женщина обвинялась в сбыте наркотиков в крупном размере, прокуратура запросила для неё десять лет колонии. Ситуация осложнялась тем, что Ирина находится на восьмом месяце беременности. В свою очередь её адвокат Сергей Кулаков утверждал, что Пахомовой можно вменить только хранение наркотиков, в чём она сама и призналась. Как развивалась и чем закончилась история — в материале News.ru.


Сбыт вместо хранения

Оперативники пришли к Ирине домой зимой 2019 года. Они пытались выяснить, есть ли у неё какие-либо наркотики, на что женщина не стала отпираться и честно призналась, что хранит дома марихуану. Полицейские изъяли у неё примерно 25 граммов травки.

Экспертиза установила, что она употребляла. Но она и не скрывала, честно призналась, — сказал адвокат Пахомовой Сергей Кулаков.

В итоге было возбуждено дело, но не о хранении, а о сбыте наркотических веществ в крупном размере (пункт «г», ч. 4 ст. 228.1). Санкция по этой статье предполагает от 10 до 20 лет лишения свободы. Ирина была заключена под домашний арест. 12 июля 2019 года началось рассмотрение дела по существу в суде.

Удивляемся, почему вменили сбыт. Нам так говорили, что раз изначально «возбудились» по этой статье, то после изменить квалификацию уже не могут, — говорит Кулаков.

Адвокат также обращает внимание, что оперативники не представили никакой доказательной базы — не провели конкретной разработки, не сделали контрольную закупку. Обвинение следователей строилось на прослушке личных разговоров подозреваемой, в которых впоследствии факта продажи наркотических средств доказано не было.

Всё, что представили оперативники, — прослушка телефонных разговоров. Позже в суде были допрошены все их участники. Они заявляли, что говорили о каких-то личных вещах, о чём угодно, но не о сбыте наркотических веществ. Свидетели потом смеялись и говорили: «Зачем вообще нас пригласили в суд?» — рассказывает защитник женщины.

Беременность под надзором

Сергей Булкин/News.ru

Расследование и судебное разбирательство протекали параллельно с беременностью Ирины. По словам адвоката, она не знала о своём положении в момент задержания, а к окончанию судебного следствия находилась уже на восьмом месяце.

Она не может родить нормально, так как ходит с браслетом (электронный браслет, надеваемый на период домашнего ареста. — News.ru). Не все медучреждения готовы принять такую роженицу, — сетовал Кулаков.

Вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников с сожалением говорит, что при домашнем аресте регулярно бывают проблемы с получением медицинской помощи.

Нужно помнить, что есть конституция, в которой чётко прописано о праве граждан на медицинскую помощь. Однако в условиях домашнего ареста, если нужно обследоваться, необходимо писать ходатайство следователю или в суд на каждый выезд (смотря, на какой стадии находится процесс. — News.ru).

Иван Мельников

вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека

Мельников рассказывает, что если бы случилось так, что Ирину приговорили к реальному сроку и заключили под стражу, то сначала её бы отправили в СИЗО № 6. Это женский изолятор, в котором содержатся в том числе и беременные женщины. Также там есть детские камеры, в которых могут находиться женщины со своими детьми после родов.

Он отмечает, что при экстренных состояниях в условиях домашнего ареста, конечно, лучше звонить сразу в скорую — для этого не требуется разрешения следователя или суда.

Проблема в том, что ходатайства о выезде на лечение могут рассматриваться до 30 суток. При беременности сроки оказания помощи часто бывают критичны, — заключил Мельников.

И всё-таки хранение

Гособвинение запросило для Пахомовой 10 лет колонии, однако судья Светлана Ненашева не согласилась с этой квалификацией, и ей смягчили наказание. Женщину признали виновной в хранении наркотиков в личных целях и назначили наказание в виде трёх лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Адвокат Кулаков говорит, что они с подзащитной довольны приговором и не будут подавать апелляционную жалобу.

Доводы, представленные следствием, а именно документы оперативно-розыскной деятельности, суд посчитал не соответствующими законности, а значит, на них не стоит опираться, — приводит адвокат мотивировку решения суда.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен