Выпускники детских домов вполне вероятно будут получать квартиры на чердаках жилых домов — с такой инициативой на заседании правительства Республики Бурятия выступил не муниципальный чиновник, не представитель профильного ведомства, а «представитель общественности», Юрий Базаржапов из Национальной родительской ассоциации.

Действующие санитарные нормы заселять чердачные помещения в целом не запрещают (согласно нормам СанПиН 2.1.2.2645−10, жилые помещения нельзя обустраивать только на цокольных этажах и в подвалах), а раз так — все второстепенные вопросы удобства и безопасности можно оставить за скобками? News.ru попытался разобраться в этой интересной коллизии.

Со всеми неудобствами

Как это всегда бывает, в основе самых шокирующих инициатив лежат самые благие намерения. Среди прочей рутины на заседании бурятского правительства прозвучала тема детей-сирот и дефицита жилого фонда для них: порой своей очереди молодым людям приходится ждать по несколько лет. Тут взял слово руководитель регионального отделения Национальной родительской ассоциации Юрий Базаржапов.

«Предлагаю создать жилищный фонд, используя 135-ю серию домов. Последний чердачный этаж такой же высоты, как жилой этаж. Я немножко строитель, думаю, все технические условия есть, чтобы создать на этом этаже полноценное жилое помещение», — заявил общественник. На то, что заявление это было именно экспромтом, косвенно указывает реакция главы Республики Бурятия Алексея Цыденова, который лишь пообещал вопрос «переварить».

Дом 135-й серииФото: metr38.ruДом 135-й серии

Действительно, «немножко строитель» не обманул — чердачные помещения «на глаз» имеют достаточную высоту: юношам и девушкам, особенно если они не баскетболисты и не модели, должно высоты в 2 с лишком метра хватить. Но вот беда — нет окон. Так, слуховые окошки. Трудно упрекнуть архитекторов, разрабатывавших типовой проект такого многоквартирного дома, они просто не догадывались о том, что когда-нибудь в этих помещениях предложат селить детей. Пусть даже и сирот, уже изрядно хлебнувших от жизни.

Кстати, что там говорит уже упомянутый СанПиН про нормы инсоляции или естественного освещения жилых помещений? Пункт 5.1: «Жилые комнаты и кухни жилых домов должны иметь естественное освещение через светопроемы в наружных ограждающих конструкциях здания». Стало быть, никуда не деться — придётся эти проёмы создавать. Наверное, при желании это можно сделать, только смета на все работы вряд ли обрадует власти, тем более, что на выпиливании окон много точно не «распилишь».

Следует напомнить господину Базаржапову также и ещё об одном неудобном пункте СанПиНа — 3.11, который гласит: «Над жилыми комнатами, под ними, а также смежно с ними не допускается размещать машинное отделение и шахты лифтов…». Для справки, именно в чердачных помещениях машинные отделения лифтов и размещаются. Соответственно, планировать помещения (в которых окна, как мы помним, уже прорубили) нужно будет с мощнейшей звукоизоляцией — чтобы не попасть сразу под десяток запретительных пунктов в разделах «Допустимые уровни шума» и «Допустимые уровни вибрации».

В общем, задачка та ещё. Это если о детях-сиротах действительно беспокоиться — то есть думать не только о том, куда бы их «приткнуть», но и о комфорте, пусть и «эконом»-уровня.

Но думать будут точно не об этом, ведь с 1 января 2019 года вступят в силу новые федеральные правила размещения сирот, согласно которым лишь 25% от общего числа квартир в конкретном доме можно будет им отдавать. Не нужно быть большим математиком, чтобы понять, какую выгоду смогут извлечь из этой нормы власти и риелторы, когда половину из этой 25% квоты можно будет вообще разместить на чердаке.

Художники не жалуются

В аппарате уполномоченного по правам ребёнка Республики Бурятия News.ru сообщили, что детский омбудсмен Татьяна Вежевич находится на встрече с уполномоченным по правам ребёнка РФ Анной Кузнецовой. Таким образом, обе правозащитницы оказались недоступны для комментария. Впрочем, в пресс-службе федерального омбудсмена затруднились с ответом, нормально ли селить сирот на чердаках без окон и… посоветовали обратиться с этим вопросом в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства.

В центральном аппарате Национальной родительской ассоциации новость об инициативе одного из региональных руководителей прокомментировали осторожно: «Это не инициатива федерального аппарата Национальной родительской ассоциации. Мы не согласовывали, не принимали, не обсуждали такое решение, — рассказал News.ru сотрудник пресс-службы. — Насколько мне известно, Юрий Базаржапов — строитель, и у него достаточная компетенция, чтобы выходить с предложениями о возможности переоборудования нежилых помещений в жилые. Если технически это возможно, то почему бы не решить социальную проблему нетривиальным способом?»

В свою очередь, дизайнер интерьеров, правозащитник в жилищной сфере и председатель ТСЖ Евгений Куракин рассказал News.ru о сложившейся практике использования чердачных помещений под жильё. «Раньше в Москве чердаки и подвалы отдавались членам Союза художников, Объединения скульпторов, — напомнил эксперт. — В этих помещениях создавались мастерские, которые потом переводились в жилой фонд, иногда не без коррупционной составляющей. Такие помещения могли быть „с обременением“: на чердаке проходят коммуникации, и потому владелец помещения обязан был предоставлять доступ представителям соответствующих служб. В помещении могли быть прямо в центре комнаты трубы».

При этом Куракин напомнил, что по действующему законодательству, если сам дом уже заселён, для переоборудования технического этажа под жилые помещения потребуется разрешение всех собственников, поскольку чердак находится в долевой собственности жильцов. Впрочем, возможен и такой вариант, когда собственники квартир сдают чердак в аренду муниципалитету, а уже тот распоряжается им по своему усмотрению.