Институт социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук (ФНИСЦ РАН) исследовал запросы россиян на перемены и стабильность за последние годы. Из него следует, что если в 2016 году 70% опрошенных выступали за сохранение статус кво, а 30% — за изменения в обществе, но к 2019 году соотношение поменялось на 57% и 43% соответственно. Пандемия снизила запросы на перемены до 47% в начале 2021 года. О том, как ситуация изменилась за последний год, NEWS.ru узнал у занимающихся данной проблематикой учёных, в том числе у одного из авторов исследования.

«Очень тяжело делать прогнозы»

Исследование проводилось рабочей группой под руководством известного российского социолога Владимира Петухова, который скончался в феврале 2021 года, не дожив до завершения проекта. Как рассказал NEWS.ru его сын, старший научный сотрудник Института социологии Роман Петухов, работы велись при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, они включали анализ данных опросов общественного мнения (проводились в 2014–2021 годах), серии фокус-групп и экспертные опросы.

Роман ПетуховФото: Личный архивРоман Петухов

Начиная проект, мы хотели разобраться в причинах резкой актуализации общественного запроса на перемены, произошедшей, судя по данным опросов общественного мнения, в 2016–2017 годах. Исследование показало, что главной социальной предпосылкой формирования этого запроса стал рост числа «самодостаточных» россиян, стремящихся обходится без помощи государства в решении своих проблем. А его непосредственными причинами являются, во-первых, постепенное разрушение «патерналистского консенсуса», во-вторых, рост социальной напряжённости, вызванной вторжением публичной политики в частную жизнь людей, а, в-третьих, ухудшение социально-экономического положения многих россиян, — пояснил Роман Петухов.

По его словам, анализ данных опросов общественного мнения и фокус-групп показал, что во время исследований «запрос на перемены не носил революционного характера и был нацелен на сохранение сформировавшегося в начале 2000-х годов вектора развития страны».

Желание перемен в значительной мере было связано с опасениями людей, что страна, «остановившись в развитии (чересчур стабилизировавшись), начнёт деградировать», объясняет исследователь. Люди опасались, продолжил собеседник NEWS.ru, что те социально-экономические блага, к которым привыкла значительная часть россиян, прежде всего, городской средний класс, окажутся под угрозой.

По данным исследования, основанным на соцопросах, наибольший запрос на перемены наблюдался в 2019 году, когда с необходимостью перемен, новых реформ в экономической и политической жизни страны соглашалось 57% опрошенных. Но в 2020 и 2021 годах доля сторонников перемен сократилась до 53% и 47%, соответственно.

Имеющиеся у нас данные не позволяют дать однозначный ответ на вопрос, почему это произошло. Но судя по косвенным данным, существенную роль здесь сыграли эпидемия коронавируса и высокая адаптивность к социально-экономическим проблемам, присущая значительной части россиян. Рост запроса на перемены был вызван экономическим кризисом 2014 года, он выразился не только в материальных трудностях, с которыми столкнулись многие россияне, но и существенном изменении принципов взаимодействия общества и государства (того, что часто называют «общественным договором»), — прокомментировал роман Петухов.

Последние данные «замеров» запросов на перемены и стабильность в исследовании Института социологии датированы весной 2021 года, однако учёные продолжили изучать настроения в данной плоскости.

Обходиться без государства и скучать по нулевым: учёные о запросах россиянФото: Сергей Булкин/NEWS.ru

В марте 2022 года Институтом социологии ФНИСЦ РАН проводился опрос общественного мнения, показавший, что перемены востребованы 50% опрошенных, а стабильность важна для 48% респондентов (2% затруднились с ответом). По большому счёту изменения минимальные, что называется в пределах статистической погрешности. Но надо учитывать, что опрос был проведён в тот момент, когда российское общество только стало осознавать новую реальность, возникшую после начала боевых действий на Украине. Поэтому с большой долей вероятности опрос, проведённый сегодня, дал бы иные результаты, — отметил Роман Пастухов.

По его словам, «в том состоянии, в котором находится российское общество, очень тяжело делать прогнозы». При этом собеседник NEWS.ru не пояснил, что «многое будет зависит о того, как будет развиваться специальная военная операция». Например, если посмотреть на ситуацию в стране не с точки зрения соцопросов, а через призму исторических аналогий, то «можно заметить, что такого рода события приводили к значительной политизации общества и росту запрос на перемены».

Подчеркну, что в российском обществе всегда высоко ценится социально-экономическая стабильность, но у россиян разное понимание того, как можно достигнуть этого состояния, — резюмировал учёный.

Стоит также отметить, что в рамках исследования по состоянию на 2021 год первоочередной задачей для трансформации общества опрошенные россияне чаще всего (40%) видели в «жёсткой» борьбе с коррупцией и «наведении порядка», 37% — в смягчении социального неравенства, 33% — в увеличении бюджетного финансирования медицины, образования и культуры, 31% — в обеспечении равенства всех перед законом, 28% — в формировании эффективной, основанной на развитии науки, технологий и цифровизации экономики. Четверть респондентов полагала приоритетным для изменения ситуации в стране к лучшему укрепление позиций и суверенитета России на мировой арене, 24% — соблюдение прав человека, 17% — поддержание национальных ценностей и исторических традиций, 13% — демократическое обновление общества, расширение прав и свобод граждан, 10% — расширение возможностей для бизнеса и развитие конкуренции.

«Многие отказываются отвечать»

Комментируя исследование Института социологии ФНИСЦ РАН завкафедрой социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. Ломоносова Елена Шестопал отметила, что запросы на стабильность или перемены имеют не только социальные, но и психологические измерения. Она напомнила, что если в 2019 году был запрос на перемены, то с началом пандемии «резко изменился весь наш привычный образ и ритм жизни, началось обратное движение — люди захотели не столько какой-то стабильности и устойчивости, сколько понятности». В полной мере, по её мнению, эти состояния проявились в феврале 2022-го.

Елена ШестопалФото: СоцсетиЕлена Шестопал

В настоящий момент и запрос на перемены, и запрос на стабильность вписываются в новую социальную, политическую, экономическую и военную реальность. Поэтому мне кажется, что ситуация стала ещё сложнее, чем её описывал Владимир Васильевич Петухов. Запросы, которые были им выявлены в 2019 году, относятся к тем временам, когда мы ещё как-то ориентировались в происходящем, а сейчас мы просто «плаваем». Сейчас многие люди спрашивают экспертов, что будет дальше, но никто не может этого понять и никто не может прогнозировать, но нам надо научиться жить в этой непостижимой реальности так, чтобы сохранить себя, свою страну и своих детей, — пояснила NEWS.ru Елена Шестопал.

Говоря о нынешнем состоянии российского общества и его настроениях, она отметила, что во время социологических опросов и исследований «многие респонденты отказываются отвечать». По мнению Шестопал, с одной стороны, это «говорит о политизации — люди любые социальные проблемы трактуют в политическом контексте, а с другой, они нехотя говорят о политике, предпочитая обсуждать далекие от неё темы».

Похожую тенденцию ранее подметил социолог Григорий Юдин, отметив, что сегодня россияне в целом считают, что «опросы проводит государство, и потому отвечают соответствующим образом, воспринимая вопросы об отношении к происходящему как требование проявить лояльность». Комментируя эту ситуацию, Елена Шестопал подчеркнула, что отказ от участия в соцопросах начался «задолго до нынешней ситуации, и даже до пандемии». Таким образом, по мнению собеседницы NEWS.ru, вели себя «порядка 10% респондентов», причём неважно на какую тему их спрашивают.

В результате опросы дают не всегда репрезентативные результаты. Мы полагаем, что этот эффект связан с периодами неустойчивости массового сознания, ростом его иррациональности. Я впервые с этим столкнулась еще в начале 1990-х, когда респонденты симпатизировали одним политикам, доверяли другим, а голосовали за третьих. Такая вот «политическая шизофрения». Аналогичная ситуация была в 2013 году, во время выборов мэра Москвы, когда никто из социологов не мог предсказать полученный результат. В сложные для общества моменты наше сознание перестаёт быть таким рациональным, каким оно бывает в стабильные и устойчивые периоды, а вот эмоциональный фактор, напротив, играет определяющую роль, — добавила Елена Шестопал.

Она также подчеркнула, что даже за несколько месяцев «новой реальности» запросы россиян и их психологическое состояние «менялись неоднократно и являются очень неустойчивыми» и с начала 2022 года наблюдалось два периода стрессовой ситуации. Первый — в феврале и начале марта, «когда люди испытывали сложные чувства и были очень угнетены», а второй — после объявления мобилизации в сентябре.

Обходиться без государства и скучать по нулевым: учёные о запросах россиянФото: Сергей Петров/NEWS.ru

В отличие от начала военной операции, мобилизация породила немного другие ощущения, потому что воздействует непосредственно и затрагивает личное участие в происходящих процессах, а не абстрактное переживание новостей. Эта ситуация оказалась ещё более сложной для того, чтобы к ней привыкнуть, и, вероятно, период привыкания займёт чуть больше времени, чем в феврале-марте. Но человеческая психика так устроена, что мы не можем всё время находиться в стрессовом состоянии, — объяснила Шестопал.

Говоря об эмиграции россиян после 24 февраля и 21 сентября, она предположила, что это «приведёт к ещё большей консолидации оставшихся» из-за того, что «общество стало более однородным в своих политических реакциях». С этой точки зрения, по мнению собеседницы NEWS.ru, «отъезд одних граждан, возможно, психологически помог другим осознать свою точку зрения». Однако есть и другой момент: доля эмигрантов не составляют и 1% от населения и поэтому вряд ли их отъезд, по мнению Елены Шестопал, «может что-то очень серьёзно поменять в сознании общества в целом».