Власти сразу нескольких российских регионов пожаловались на дефицит медперсонала на фоне пандемии коронавируса. Об этом заявили, в частности, в Пермском крае, Ростовской и Нижегородской областях, а также в Крыму, где объявили о нехватке 6,5 тысячи медицинских работников. Лидер независимого профсоюза сотрудников здравоохранения «Голос медицины» Анастасия Тарабрина в интервью NEWS.ru рассказала, с чем связана проблема, почему наиболее тяжёлая ситуация с кадрами у фельдшеров и о перспективах «итальянской забастовки».

— Насколько острой является нехватка медиков в регионах?

— Проблема существует, и она на самом деле существует уже довольно давно. Я помню, какая серьёзная проблема у нас была с кадрами, когда несколько лет назад я работала в родильном доме. Проблема существует давно, и с каждым годом она только усугубляется. Сейчас дефицит усилился из-за пандемии коронавируса: люди заболевают, выходят из строя, умирают, не дай бог.

— Сообщается, что самая большая проблема с персоналом у фельдшеров скорой помощи. Почему именно там?

— Начнём с того, что это работа непростая и опасная. В скорую помощь не хотят идти работать, так как понимают, что это тяжело, низкооплачиваемо, да ещё это постоянный риск для жизни. К сожалению, нападение на фельдшера — это стандартная ситуация, новости об этом выходят постоянно. На места ЧП, где, скажем, кто-то напился до белой горячки и бегает с топором, первыми, как правило, приезжают фельдшеры, а не полиция. На них могут напасть пьяные родственники или ещё кто-то. При этом они ещё и работают по одному — бригады неукомплектованные. Мне кажется, 99% бригад скорой не укомплектованы, так как нет людей, по причинам, о которых я говорила.

— Можно как-то донабрать людей в фельдшеры?

— Минимум, что можно сделать, — добиться того, чтобы всё было хотя бы так, как положено по нормативам. Обновить оборудование и автопарк, который часто сильно изношен. «Скорые» довольно часто попадают в ДТП. Я знаю случай, когда в Кемеровской области машина сломалась и встала, а на улице минус 30 градусов. Плюс в ряде регионов машины скорой переведены на аутсорсинг. Водители открывают своё ИП, и машина перестаёт быть подведомственна больнице. С ИП заключают договор об оказании услуг. В итоге какая-нибудь бедная девочка-фельдшер весом в 45 килограммов сама должна транспортировать пациента, потому что водители в этом не особо заинтересованы. Это тоже целая проблема. Аутсорсинг был введён для того, чтобы сэкономить. В больницах сейчас часто его используют и для питания, и для уборки.

Фото: Денис Гришкин/АГН «Москва»

— Какие ещё проблемы влияют на дефицит кадров?

— По окончании медицинского вуза, в которые поступает достаточно большое число людей, выпускники идут на, так сказать, более престижные специальности. Мало кто хочет работать в бюджетном учреждении, если есть возможность устроиться в частный медицинский центр или открыть своё дело. Работать, например, косметологом.

— Насколько объявленные властями программы вроде «Земский доктор» помогают мотивировать людей работать в здравоохранении и помогают ли вообще?

— Эти программы, безусловно, помогают, но, например, достаточно часто врачей обманывают на местах. Я знаю несколько таких случаев. С этим нужно разбираться. Потом, если врач приезжает в какую-то сельскую местность и там нет ничего, никакой инфраструктуры, то какой молодой специалист туда приедет? Особенно если у него семья. В таком случае это напоминает скорее какую-то ссылку. Так что программа «Земский доктор» работает, но не так хорошо, как этого бы хотелось.

— Можно ли как-то кардинально исправить ситуацию? Например, объявить забастовку или что-то подобное?

— Забастовка у врачей может быть только «итальянская» — это когда всё выполняется в строгом соответствии с нормативами. Скажем, фельдшеры перестают ездить, если бригада не укомплектована, как это и положено по инструкциям. К сожалению, медики плохо самоорганизуются, есть проблема коммуникаций и вступления в профсоюз.

NEWS.ru ещё весной 2020 года писал, что пандемия коронавируса поставила отечественную систему здравоохранения «в ружьё». Тогда отрасль в срочном порядке стала пытаться преодолеть последствия оптимизации — урезания финансирования, сокращения и понижения в должностях рядового персонала, а также закрытия больниц и поликлиник ради экономии бюджетных средств. Когда началась вторая волна коронавируса, регионы вновь столкнулись с перегрузкой стационаров, а также с нехваткой коек и персонала.