В пятницу, 15 ноября, рабочая группа Совета Федерации провела заседание по подготовке законопроекта о домашнем насилии. Депутаты Госдумы в преддверии обсуждения внесли в текст документа поправки. Они предлагают запретить общественным организациям обращаться в правоохранительные органы без согласия на то жертвы домашнего насилия. Кроме того, в законопроекте дано определение преследования жертвы. News.ru разбирался — помогут ли предложенные поправки снизить число преступлений.

На расстоянии десяти метров

Как уже сообщал News.ru, в законопроекте под преследованием понимаются неоднократные угрожающие действия, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных и телефонных разговоров, попытки вступить с ним в контакт через третьих лиц, посещения места жительства, работы или учёбы пострадавшего (за исключением ситуаций, когда жертва и нарушитель проживают вместе). Сюда же, под термин «преследование», подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность.

Фото: council.gov.ru

Преследование — это действия, на которые должна обязательно последовать реакция. Сейчас, если преследователь в открытую не проговаривает: «Я тебя убью», то с ситуацией очень сложно что-то сделать. Насильник может встречать женщину с работы, идти с ней рядом, нагнетать обстановку — для наших клиенток это очень страшные вещи, они очень боятся подобных преследований. И появление закона, который поможет это пресечь, крайне важно.

Елена Болюбах психолог кризисного центра для женщин

Преследователю, как только будет принят законопроект, запретят приближаться к жертве — расстояние, на которое он имеет право подойти, не должно быть менее 10 метров. Ордер или принудительное предписание выносит мировой судья, рассмотрев материалы о семейных конфликтах, и оно может быть выдано на срок от 30 дней до года. Насильнику могут запретить проживание в квартире или доме, даже если он является собственником жилья. Но первым шагом в вынесении судебного решения становится всё же заявление самой жертвы, написанное в полиции.

Общественников лишат права «насильно причинять добро»

В поправках к законопроекту содержится запрет для общественных организаций, занимающихся вопросами семейного насилия, на информирование правоохранительных органов о прецедентах без согласия на то жертвы. Директор авторского центра «Мир семьи» Ирина Киркора отметила: сейчас у нас действует общее правило, согласно которому любое лицо, располагающее информацией о совершённом преступлении, имеет право об этом заявить. Эксперт считает, что ситуацию должна оценивать не общественная организация, а сама жертва. Именно она решает, привлекать ей к ответственности насильника или нет. А роль общественной организации — оказать человеку поддержку.

Если случай насилия произошёл, а жертва не считает нужным сообщать об этом в правоохранительные органы, то это позиция жертвы, которую следует уважать. Это её решение. Как правило, в таких ситуациях на кону вопрос безопасности жертвы, но ситуацию оценивает только она сама.

Ирина Киркора ответственный секретарь Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Елена Болюбах подчёркивает: клиентки, как правило, обращаются в кризисные центры анонимно. И даже если кто-то захочет предоставить органам какую-то информацию о них, то это не получится.

За все 27 лет работы нашего кризисного центра мы без согласия нашей клиентки никогда никуда не обращались. Семейно-бытовое насилие — это дело частного обвинения. Мы не можем исключить саму женщину из процесса подачи заявления в полицию, участия в следственных действиях — в любом случае ей придётся делать это самой. Мы предоставляем юридическую и психологическую помощь, поддержку, можем вместе с ней пойти в полицию, но инициатор — сама жертва. Мы не имеем права «насильно причинять добро», — рассказала психолог.

В любом случае правовое регулирование термина «бытовое насилие» поможет очень многим, резюмировала Болюбах. В том числе это спасёт тех, кто уже состоит в разводе: как уже писал News.ru, в определение семейно-бытового насилия депутаты хотят включить соответствующие действия в отношении бывших супругов и сожителей.

Фото: Michaela Begsteiger/imageBROKER.com/Global Look Press

«Слишком много нюансов»

В общем хоре голосов, поддерживающих законопроект о домашнем насилии, выделяется мнение депутата Госдумы Виталия Милонова. Парламентарий против сегодняшней редакции документа, видя в нём угрозу для семейных отношений в целом.

Закон подменяет вопросы прав и защиты человека вопросами о вмешательстве в семейные отношения. Многие позиции при внешнем комфорте скрывают очень большие опасности и для мужчин, и для женщин, которые станут жертвами этого закона. Любой обеспеченный супруг, пригласив адвоката, сможет, используя расплывчатые формулировки нового закона, отнять детей у своей половины. Например, формулировку «психологическое давление» можно трактовать как угодно. Скандальные бракоразводные процессы теперь будут обеспечены законодательно.

Виталий Милонов депутат Государственной думы

Закон никого не защитит, но принесёт «немерено беды». Милонов рассказал, что как депутат часто сталкивается с бракоразводными процессами, поэтому знает, о чём говорит.

Данную редакцию я категорически не поддерживаю, она очень опасна, — заявил депутат, давая комментарий News.ru. — Я вижу нюансы подобной правоприменительной практики за рубежом, и с ужасом думаю о том, что может получиться у нас.

Профилактика насилия

Большинство экспертов единодушны: следует намного больше внимания уделять разъяснениям — что такое насилие, как его распознать. И здесь работать надо в связке — СМИ плюс кризисные центры. У нас пока такие вещи освещаются, только когда произойдёт что-то очень страшное, уже непоправимое. Ирина Киркора считает, что акцент следует делать на превентивные меры.

Общественный запрос нацелен на профилактику преступлений, чтобы предупреждать трагедии и работать специальными методами с насильниками. Этот закон не только про ответственность, он про возможность предотвратить преступление, — убеждена ответственный секретарь Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Чем скорее будет принят закон, тем выше вероятность того, что мы не допустим новых жертв. Тогда, считает Киркора, с самого начала развития ситуаций будет возможность предотвратить страшный конец: когда насильник сидит, а его жертва лежит в могиле. Сроки введения нового закона зависят от политической воли депутатов.

Фото: Rudolf/Arco Images GmbH/Global Look Press

Что считается насилием в семье

Насилие в семье может быть физическим, психологическим, сексуальным и экономическим. С физическим всё более прозрачно и понятно. Хватание за руки, пинки, пощёчины, толчки — любые способы причинения боли и телесных повреждений относятся к физическому насилию, а не только побои, влекущие за собой тяжёлые увечья или даже смерть.

Но, как правило, начинается всё с психологического насилия (специалисты часто используют термин «абьюз»): унижение человека, частая критика, манипулирование и угрозы, попытки регулярно обесценить его достижения, внушение чувства вины, запреты встречаться с друзьями, родственниками, работать или получать образование. Кроме того, угроза физической расправы — тоже психологическое насилие.

Сексуальным насилием является любое принуждение к сексуальным действиям — уговоры, домогательства, шантаж, задабривание.

Экономическое насилие очень разнообразно. Лишить партнёра финансовой свободы можно разными способами: учредить в семье единоличный контроль над материальными ресурсами, полностью забирая зарплату другого супруга; «заначки» (утаивание части зарплаты); намеренная растрата общих денег с целью создания напряжения в семье. И даже добровольный отказ ходить на работу, зарабатывать — это тоже форма экономического насилия.