Появилась информация, что в самом обозримом будущем пост главы Совета при президенте России по правам человека и развитию гражданского возраста покинет Михаил Федотов. Покинет по причине достижения предельного для госслужбы возраста в 70 лет. Именно этот фактор, а отнюдь не недовольство деятельностью Михаила Александровича в верхах и приводят в качестве причины его, скорее всего, окончательного перехода на преподавательскую работу в ВШЭ. Сам Федотов, как он выразился, слухи не комментирует. Но, видимо, он не хотел бы заранее провоцировать начало обсуждения последствий такой знаковой отставки.


Тем более что уже 30 членов совета из 50 подписали письмо к президенту с просьбой оставить Федотова на его нынешнем посту ввиду его заслуг перед отечеством. Так что, возможны варианты. У нас нет общих правил без конкретных исключений.

Между тем, возможно, преемником Федотова станет Валерий Фадеев. Понятно, что Фадеев — фигура известная. Он и сейчас един во множестве служебных лиц. Он и секретарь Общественной палаты, и член высшего совета «Единой России», и один из вдохновителей Агентства стратегических инициатив, и немаловажный активист ОНФ. Известность Валерий Фадеев получил, будучи главным редактором журнала «Эксперт» и ведущим итоговых программ Первого канала. Нельзя забывать, что Фадеев был ещё и сопричастен к разработке известной «Стратегии 2020», ставившей своей целью достижение России по уровню экономического и социального развития статуса, достойного великой державы. В своё время этот документ наделал немало шума, но если и не был реализован, то как минимум привлёк внимание к важным стратегическим аспектам развития.

Валерий ФадеевВалерий Фадеевoprf.ru

Вот только, в отличие от Михаила Федотова, в правильной биографии Фадеева нет места хоть минимальному диссидентству и связям с классическими правозащитниками ещё с доавгустовским стажем. Михаил Федотов же, как глава СПЧ, отвечал двум важнейшим критериям. С одной стороны, он с молодых ногтей стремился заниматься правозащитной деятельностью, был даже отчислен с юридического факультета. Был лично знаком с «цветом» советского диссидентства и не вызывал отторжения в этой весьма специфической среде. С другой, знал правила, посвятил обе свои диссертации проблематике советской печати как инструмента развития демократии и конституционных свобод. А потому весьма органично с самого начала девяностых вошёл в младодемократический истеблишмент, став министром печати.

Именно тогда он прославился, заявив, что кто-то обстрелял его кабинет на Страстном бульваре. Журналистам продемонстрировали даже какие-то отверстия в стёклах. Правда, стреляли глубокой ночью, когда министерство было пусто. И некоторые злые языки связали этот инцидент с отставкой самого министра, которому дали шанс громче хлопнуть дверью. Впрочем, и разработка первых вариантов Закона о печати и Этического кодекса журналистики в принципиально новых условиях — безусловная заслуга министра. Тем не менее, пробыв пять лет на посту нашего представителя при ЮНЕСКО, Федотов сохранился в новой номенклатурной обойме. И хоть судьей Верховного суда стать ему не удалось, его приход в СПЧ был воспринят спокойно на всех флангах нашей политики. Было ясно, что у Федотова есть принципы, но никаких истерик или вызывающих демаршей он себе не позволит. Он давно стал частью системы. Хотя и провозглашённая им программа «десталинизации сознания» вызвала скорее ироничные улыбки, чем протесты. И при всём при том в своей деятельности он соблюдал баланс интересов разных групп влияния, что было очень важно для такой щекотливой для России сферы, как права человека. И в этой связи приход на его место Фадеева (если информация подтвердится) может вызвать на либеральном фланге опасения, что государство продолжит закручивать гайки даже в таких институтах, как СПЧ. К слову, уже подмечено, что те же персоны, что нынче не хотят видеть во главе СПЧ Фадеева, в своё время протестовали и против его назначения в ОП.

Притом что должность главы СПЧ, хоть и важная, но всё-таки больше представительская. А канал связи власти и общества осуществляется усилиями сразу многих членов совета. Так что, разговоры о том, что с уходом Федотова этот институт утратит прежнее влияние, представляются явно преждевременными.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен