Весьма характерно, что «люди с хорошими лицами», запустившие обороты типа «соловьиные трели» или «соловьиный помёт» в отношении тележурналиста Владимира Соловьёва, вряд ли задумываются о том, что эти перлы могут быть отнесены и к публицистике Валерия Соловья. Уже бывшего профессора МГИМО, ставшего в последние годы звездой либерального медиапространства с фразой, что «революции возникают внезапно».


Действительно, по словам самого Соловья, он был вынужден на днях написать заявление об уходе из политического вуза под политическим же давлением администрации. Конечно, нынешняя кузница специалистов по международным отношениям не та, что в мою бытность, когда вуз представлял собою разновидность строгого мужского монастыря. Сейчас нынешний уже университет куда более открыт. Там можно учиться за деньги и для поступления не требуется характеристика, утверждённая в райкоме КПСС.

МГИМОМГИМОAnton Kavashkin/Russian Look/Global Look Press

Но согласитесь, странно, что в стенах такого учебного заведения, готовящего кадры чиновников для существующего режима, работал преподаватель, постоянно в своих многочисленных интервью и публичных выступлениях с энтузиазмом предвещавший свержение этого самого режима. И постоянно с удовлетворением отмечавший малейшие признаки роста протестной активности. Тут, как в том классическом анекдоте: надо либо крест снять, либо трусы надеть. Хотя в последние годы нас, пожалуй, уже не удивляет, что экономический советник премьера вдруг оказывается бескомпромиссным оппозиционером или что политики, фактически создавшие нынешнюю модель российской государственности, объявляют себя борцами с нею.

С Валерием Соловьём вообще случилась сложная морально-этическая эволюция. Начинал он скорее как русский националист, преобразившись затем в либерального идеолога. В медийном пространстве он закрепился в момент, когда либеральная интеллигенция испытывала мучительную ломку по поводу неудачи выступлений против результатов выборов в 2011–2012 годах. По временам операции «Оккупай Абай» с развёртыванием лагеря протестующих на любимом всеми москвичами Чистопрудном бульваре. И тут, как по заказу, появляется пророк, несущий благую весть, что революции возникают спонтанно, а потому нет оснований отчаиваться. Такая позиция прозвучала в унисон с настроениями части нашего общества.

Pravda Komsomolskaya/Global Look Press

Собственно, теперь только ленивый, включая и Алексея Кудрина, не говорит о возможности социального взрыва со всеми его последствиями. Однако, как говорится, важны место, время и статус «вангующего». А Валерий Соловей может продолжать пророчествовать с чистой совестью. Каждый имеет право на отстаивание собственного мнения. Особенно профессионалы в области коммуникаций. Как выразился бы покойный генерал Александр Лебедь, оппозиционно настроенный профессор МГИМО — это как еврей-оленевод.

Теперь Соловей, по его словам, займётся написанием книги для солидного европейского издательства. И без сомнения, работа будет представлять безусловный интерес, как некий срез взглядов определённого общественного сегмента. А насчёт спонтанных революций не грех вспомнить анекдот ещё Карла Радека, который, дескать, попросил Сталина назначить его встречающим зарю мировой революции, сидя на Кремлёвской стене. А всё потому, что он искал постоянную работу.