Руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) Элеонора Митрофанова в эксклюзивном интервью News.ru в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) рассказала об интересе зарубежных абитуриентов к обучению в нашей стране, поддержке соотечественников, проживающих за рубежом, и работе в Киеве Российского центра науки и культуры (РЦНК), на который в прошлом было совершено несколько нападений со стороны украинских радикалов.


— В конце мая Владимир Путин поручил правительству рассмотреть возможность увеличения ежегодной квоты на обучение иностранных студентов. Насколько активно зарубежные абитуриенты интересуются обучением в нашей стране?

— К обучению в России большой интерес. Мы каждый год принимаем 15 тысяч иностранных студентов. Мы являемся входным окном для этого процесса, для тех студентов, которые заходят на бюджетное обучение, то есть за счёт денег Российской Федерации, это 15 тысяч квот. Да, прозвучало предложение увеличить [количество квот] до 30 тысяч. Сейчас мы обучаем 280 тысяч иностранных студентов — это всего: коммерческих и бюджетных. На самом деле речь идёт о том, чтобы к 2025 году увеличить количество иностранных студентов до 700 тысяч. Вы знаете, есть пока естественный ограничитель этого процесса — плохая инфраструктура в университетах. Им не хватает общежитий, материальной базы.

— Из каких стран чаще приезжают учиться в Россию?

— Африканские страны, латиноамериканские страны — я бы им отдала второе и третье место, и первое место, конечно, страны СНГ и Балтии.

Sandra Gätke/dpa/Global Look Press

— И Украины?

— С Украиной сложнее, потому что сейчас все эти процессы отслеживаются, но конечно, и украинцы тоже приезжают. С нашей стороны им никто не мешает приехать и поступать в вузы по определённой квоте.

— Что касается поддержки наших соотечественников, с какими проблемами обращаются в Россотрудничество, какой помощи ждут?

— Давайте я вам скажу, за что отвечает агентство. Первое — наши дома (российские центры науки и культуры — News.ru). Там и дети обучаются в каких-то кружках, и конкурсы проходят и всё остальное. Дома открыты для всех, но наши соотечественники — привилегированная аудитория. Второе — мы в рамках программы по работе с соотечественниками ведём две программы — это спортивные игры юных соотечественников от 14 до 18 лет, которые проводятся в разных регионах, и программа учебно-образовательных поездок по историческим местам «Здравствуй, Россия», в рамках которой мы принимаем где-то 750 человек в год. Это тоже дети 14–18 лет. Кроме того, мы информируем зарубежную общественность и наших соотечественников, в силу того, что у нас есть инфраструктура во многих странах, о программе добровольного переселения в Российскую Федерацию. Это то, за что мы отвечаем. За остальное отвечает Министерство иностранных дел. Поэтому к нам чаще всего обращаются с инициативой каких-то программ.

Сейчас во многих странах, особенно в прибалтийских, на Украине, наши соотечественники страдают, просто потому что они русские и достаточно открыто об этом заявляют. Это самое печальное. То есть находится незначительный повод, в другой обстановке никто бы и не посмотрел на этот повод, и по нему людей арестовывают.

Есть две структуры: это Фонд поддержки соотечественников, есть такой фонд Паневкина (Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом — News.ru), который занимается оказанием правовой помощи, он имеет свои центры правовой поддержки в некоторых странах, чтобы люди ориентировались. И есть Ассоциация русскоязычных адвокатов, которая тоже работает во многих странах и помогает правовой помощью.

— Какая поддержка оказывается тем, кто заявляет об ущемлении права на русский язык?

— По этой теме мы работаем на двухстороннем уровне: на уровне правительства и международных организаций. В первую очередь Россия всё время ставит вопрос и в Организации Объединённых Наций, и в ОБСЕ, и в Венецианской комиссии, в которую можно обратиться по вопросам законодательства и в особенности — по конституционному законодательству. В частности, Украина консультировалась с Венецианской комиссией по поводу конституции и её изменения в языковом вопросе. [Венецианская] Комиссия дала свои рекомендации. Но, как и любая международная организация, все рекомендации дала не в жёсткой форме, а с указанием на те международно-правовые акты, которые были нарушены, а нарушено их там было много. Как вы понимаете, подобные вещи — это вопросы правительства, президента, парламента другой страны. Влияние на подобные вопросы несколько ограничено. Хотя я считаю, что заявления в международной организации всегда имеют серьёзный морально-политический эффект давления на страну.

— В каком режиме сейчас работает Российский центр науки и культуры в Киеве, на который было совершено несколько нападений со стороны украинских радикалов?

— Он работает в полную силу. За это время у нас ещё больше стало посетителей. В прошлом году были нападения на нашего представителя, один раз громили сам центр, с тех пор никаких подобных вещей мы не наблюдали. И я рассчитываю, что хватит ума и здравого смысла, чтобы хотя бы вот эти ворота культуры, науки и образования полностью не захлопывать. Иначе у нас есть рычаг, мы всегда можем ответно ущемить права украинского центра, что мы не делали и не делаем, и не будем делать. Но потенциально такая гипотетическая возможность имеется.

Элеонора Митрофанова, Григорий Потоцкий, Полад Бюльбюль оглы, Зураб Церетели, Вера Киселева и Марк Лейвиков (слева направо) на открытии XII Международного фестиваля изобразительных искусств «Традиции и современность» в ЦВЗ «Манеж»Элеонора Митрофанова, Григорий Потоцкий, Полад Бюльбюль оглы, Зураб Церетели, Вера Киселева и Марк Лейвиков (слева направо) на открытии XII Международного фестиваля изобразительных искусств «Традиции и современность» в ЦВЗ «Манеж»Кирилл Зыков/АГН «Москва»

— Существуют ли какие-то преграды для желающих вернуться в Россию соотечественников?

— Юридически все условия созданы, другой вопрос, как это всё реализуется на местном уровне, на уровне чиновников, как встречает этих людей город, созданы ли условия, чтобы эти люди где-то первое время пожили, а не мыкались и где-то искали себе сами жильё. Я не совсем уверена, что все эти условия до конца хорошо подготовлены. В каких-то городах, наверное, да. Соотечественники всегда могут обратиться в наши центры, и мы их проинформируем, но мы не глубоко в этом процессе.

— «На полях» Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) вы провели встречу с делегатами программы «Новое поколение», в которой приняли участие 42 участника из 29 стран. Расскажите, пожалуйста, об этой программе?

— Это программа, в рамках которой Россотрудничество каждый год привозит порядка тысячи человек из разных стран. За пять лет здесь побывали молодые люди из 110 стран. Молодые люди, которые уже состоялись в какой-то области, специалисты от 25 до 35 лет. Сейчас они представляют какие-то свои проекты здесь. И вполне возможно, что что-то из проектов привлечёт определённые партнёрства. Надеемся, что это создаст дружеские связи, хорошее отношение к нашей стране.