Взрыв бытового газа в Магнитогорске заставил всю страну ещё раз задуматься о том, как хрупка человеческая жизнь. В подъезде достаточно иметь одного рассеянного жильца, забывшего открытой газовую конфорку, — и под угрозой уже оказывается здоровье, счастье и, собственно, возможность жить десятков людей. И это не говоря уже о случаях криминальных, когда взрыв планируется заранее. 


News.ru обратился к эксперту по вопросам ЖКХ с просьбой рассказать, какие меры можно принять, чтобы предотвратить трагедии, подобные обрушению подъезда в Магнитогорске. На наши вопросы ответила Светлана Разворотнева, исполнительный директор некоммерческого партнерства «Национальный центр общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства «ЖКХ Контроль». 

— Светлана Викторовна, что чаще всего становится причиной взрыва газа в многоквартирных домах? 

— Чаще всего это человеческий фактор. Обычно виновны люди не совсем адекватные: например, пьющие или страдающие старческой деменцией и в силу этого забывающие выключить газ. Есть и другого рода случаи, где имеется злой умысел. Например, кто-то захотел отомстить соседям или родственникам и намеренно взорвал газ. Не очень пока понятно, что именно произошло в Магнитогорске. Насколько я поняла из сообщений, в доме, где случилось ЧП, регулярно проходили осмотры газовых сетей, оборудование было исправно. Выводы комиссией, занимающейся причинами взрыва и последовавшего обрушения подъезда, пока не сделаны. 

 — Как можно бороться с человеческим фактором? Взрывы бытового газа — не такая уж редкая вещь, только в ушедшем году у нас в России было несколько инцидентов такого рода. 

— Очень трудно бороться. Звучали разные предложения, в том числе от Минстроя поступало предложение о внедрении повсеместно газовых анализаторов. Но это довольно дорого, и в итоге так и не решили, откуда взять деньги. Чибис (Андрей Чибис, замминистра строительства и ЖКХ РФ. — Ред.) предлагал усилить запах сжиженного газа, чтобы можно было быстрее реагировать на его утечку. К сожалению, пока все эти идеи не получили развития. В многоквартирном доме, где живёт много разных людей, в том числе не слишком социально адаптированных, с профилактикой взрывов бытового газа бороться очень трудно. 

— Но какие-то меры со стороны органов ЖКХ всё же предпринимаются? 

— Со стороны системы что-то делается более или менее планомерно. Например, уже есть законопроект в Госдуме о том, чтобы передать осмотры не только внутридомового, но и внутриквартирного газового оборудования в ведение управляющих компаний. Потому что сейчас граждане должны заключать договоры с поставщиками газа, но многие этого не делают. 

Serguei Fomine/Global Look Press

— Предположим, проверяющие осмотрели оборудование. Нашли его очень старым. Что происходит дальше? 

— Если это нормальная семья, то люди, безусловно, поменяют плиту и сделают всё, что нужно. Но если это какая-то неблагополучная семья, то у них нет денег. Они не станут ничего менять. В Москве этот вопрос решается за счёт городских денег: самым малообеспеченным гражданам плиты меняют на деньги муниципалитета. А в большинстве других регионов у администрации города нет такой возможности, потому что всё опять-таки упирается в деньги. 

— Возможно ли в будущем полностью отказаться от газа и перейти на электроплиты в многоэтажках? 

— Это вопрос какого-то очень отдалённого будущего. У нас уже сейчас действует запрет — в высотных домах, выше 9-го этажа, нельзя устанавливать газ, только электроплиты. Однако перевести всю страну на электрические плиты пока не представляется возможным. И дело в том, что пока мы до этого момента доживаем, всё, что можно сделать централизованно, не спасает от человеческого фактора. Проблема отдельных людей, которые просто не думают о том, что делают или же решили отнять жизнь у других людей, родственников или соседей, не решается сверху. Мы все стали своего рода заложниками приватизации квартир. В многоэтажных домах проживает огромное количество граждан, у каждого из них свои представления об устройстве быта, при этом они как-то должны договариваться о совместном содержании имущества, и это очень сложно. В конечном итоге это приводит к плохому содержанию домов, а если ещё газифицированный дом, то это фактически мина замедленного действия. 

— Есть ли какой-то опыт борьбы со взрывами бытового газа на Западе, опыт, который мы могли бы взять на вооружение в нашей стране? 

— В случае злого намерения, теракта или мести соседям, когда человек умышленно открывает газ и потом бросает спичку, там тоже сложности. Немного проще на Западе, в развитых странах бороться с асоциальными элементами. Прежде всего там принято пожилых людей или тех, кто страдает старческой деменцией, переселять в социальные дома, где они находятся под постоянным присмотром и контролем. Кроме того, в Европе у большинства домов — один собственник. Люди пьющие чаще всего не имеют прав на квартиры, они проживают там на условиях социального найма. За ними также установлен тщательный присмотр, и всегда есть возможность такого жильца выселить. 

Егор Алеев/ТАСС

— А у нас? Можно ли выселить неблагополучного жильца? 

— У нас, если квартира единственная и при этом ещё и приватизированная, то с таким человеком ничего не сделаешь — он будет жить рядом с тобой. Он не будет платить за квартиру, станет носить мусор с помойки и устроит у себя в доме настоящую свалку — вы ничего не сможете с ним сделать. У нас действует социальная защита, она ограждает именно таких людей. Собственность священна, владельца квартиры никуда не переселят. Массовая приватизация — бомба замедленного действия, и все мы — её заложники. 

— Есть ли у газовщиков вообще возможность насильственным путём отключить газ? 

— Есть определённый перечень случаев, когда газовщики обязаны отключить газовое оборудование. Но устанавливать новую газовую плиту или плиту электрическую вместо газовой никто не будет. Перекрыть подачу газа, как иногда перекрывают подачу электричества в квартиры, например должникам по электроснабжению, не так просто, и отключение газа почти не практикуется. 

— Конкретно в Магнитогорске нужно ли после всего произошедшего полностью переходить на электрические плиты, избавляться от газа? 

— Во-первых, бомба вряд ли упадёт в ту же воронку. Потратят деньги на электрификацию в Магнитогорске, а такой же случай произойдёт в соседнем населённом пункте... Во-вторых, надо учесть финансовое положение муниципальных органов. У них не хватает денег даже на решение элементарных проблем. Например, они должны предоставлять жильё людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. А маневренного жилья сейчас нет. Благодаря закону о приватизации весь маневренный фонд перешёл в частные руки. И людей в ситуации, как сейчас, когда обрушился подъезд, поселить некуда. Строить тоже не на что. Коммуникации, их развитие — всё очень трудно осуществлять из-за отсутствия денег. И в таких условиях говорить об «электрификации всей страны» очень сложно.